Новости    Старинные книги    О библиотеках    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D






предыдущая главасодержаниеследующая глава

О страшном вреде чтения. Об энциклопедии (Вольтер) (Перевод под редакцией Болдырева Н.В.)

(Вольтер (Франсуа-Мари Аруэ) (1694-1778). Французский философ, просветитель, поэт, сатирик и критик.)

(О страшном вреде чтения (1765). Печатается по изданию: Вольтер. Мемуары и памфлеты. Политика, религия, мораль. Перевод под ред. проф. Н. В. Болдырева. Л., 1924.)

Мы, Юсуф Хериби, божьей милостью муфтий* священной Оттоманской империи, свет от света, избранный из избранных - всем правоверным, читающим эти строки, шлем глупость и благословение.

* (Муфтий - мусульманский богослов и юридический советник.)

Так как совершилось, что Сайд Эфенди, бывший посланник Великой Порты в маленьком государстве, называемом Франк-Римом, ввез к нам употребление зловредного книгопечатания, не спросив совета касательно сего новшества у почтенных наших братьев - кади, имамов* имперского города Стамбула и в особенности у факиров, известных своим усердием в борьбе с разумом, - Магомету и нам показалось полезным осудить, изгнать, предать анафеме вышеупомянутое адское изобретение по следующим изложенным ниже причинам:

* (Имам - духовный глава у мусульман.)

1. Легкость распространения мыслей ведет очевидно к уничтожению невежества, охраняющего и спасающего все цивилизованные государства.

2. Следует опасаться, что среди книг, привезенных с Запада, найдутся книги по земледелию и по средствам распространения механических искусств, а эти сочинения могут, сохрани Аллах, пробудить гений наших земледельцев и наших фабрикантов, развить промышленность, увеличить их богатства и поднять их когда-нибудь в будущем на духовную высоту, внушить им любовь к общему благу - чувства, противоречащие здравому смыслу.

3. Возможно, что у нас появились бы исторические книги, свободные от чудесного, благодаря которому нация не выходит из состояния блаженной глупости. Такие книги неосторожно могли бы воздать должное хорошим и дурным поступкам и рекомендовать людям справедливость и любовь к родине, что несогласно с законами нашей страны.

4. Они могут, усилив почитание аллаха и скандально утверждая в печати, что он все собою наполняет, уменьшить число паломников в Мекку и Медину* и нанести этим страшный вред спасению душ.

* (Мекка - священный мусульманский город в Западной Аравии, где родился Магомет. Медина - второй священный город мусульман, в 330 км на север от Мекки; в Медину в 622 г. Магомет бежал, чтобы укрыться от врагов, там он умер и погребен. )

5. Случилось бы, конечно, что, прочтя у иностранных авторов про заразные болезни и про то, как их предупредить, мы бы, к нашему несчастью, получили возможность оградиться от чумы, что было бы ужасным покушением на волю провидения.

По этим и другим причинам, в назидание правоверным, ради блага их души воспрещаем читать книги под страхом вечного проклятия. И опасаясь, что, поддавшись дьявольскому искушению, они стали бы просвещаться, мы запрещаем отцам и матерям учить детей читать и писать. И дабы предупредить всякое нарушение нашего приказа, мы строго воспрещаем им думать, под страхом тех же наказаний; повелеваем всем правоверным доносить властям о каждом, кто сможет произнести три связные фразы, из которых можно было бы вывести ясное и определенное заключение. Приказываем, чтобы во всех разговорах употреблялись только слова, ничего не значащие, по старинному обычаю Великой Порты.

И дабы не проникли контрабандой в священный имперский город какие-нибудь мысли - мы назначаем нашего первого доктора, рожденного в одном из западных болот: доктор этот, уже умертвивший четырех членов оттоманской семьи, более, чем кто-либо, заинтересован предотвратить появление в стране каких-либо знаний. Мы даем ему этим приказом власть хватать всякую мысль, появляющуюся письменно или устно у ворот города, и приводить таковую мысль, связанную по рукам и ногам, к нам, дабы мы могли подвергнуть ее такому наказанию, какое найдем нужным.

Дано в нашем дворце глупости 7 луны Мухарема года 1143 хиджры.

Об энциклопедии (1774)

Слуга Людовика XV рассказал, что однажды, когда король, его господин, ужинал в Трианоне* в тесном кружке, разговор, начавшийся с охоты, перешел на порох; кто-то заметил, что лучший порох изготовляется из равных частей серы, селитры и угля. Герцог де Лавальер**, более осведомленный, настаивал, что для хорошего пороха на одну часть серы и одну угля надо взять пять частей селитры, хорошо профильтрованной, выпаренной и кристаллизованной.

* (Трианон - название двух версальских дворцов, резиденций французских монархов, начиная с Людовика XIV ("Большой Трианон") и Людовика XV ("Малый Трианон").)

** (Де Лавальер (1708-1780)-герцог, знаменитый библиофил.)

- Как странно, - сказал герцог де Ниверне*: - мы каждый день ради забавы бьем куропаток в Версальском парке, а иногда на границе бьем людей или нас бьют, и притом мы точно не знаем, чем убиваем.

* (Де Ниверне (1716-1798)-герцог (Луи Жюль Барбон Манчини- Мазарини), французский дипломат и писатель.)

- Увы, - сказала мадам де Помпадур*, - столь же скудны наши познания обо всем на свете: я накладываю на щеки румяна и не знаю, из чего они состоят; я натягиваю на ноги шелковые чулки, а если бы меня спросили, как они делаются, я бы очень затруднилась ответить.

* (Мадам де Помпадур (1721-1764) - маркиза де Помпадур - Жанна Антуанетта Пуассон, фаворитка Людовика XV.)

- Очень жаль, - сказал тогда герцог де Лавальер, - что его величество конфисковал у нас энциклопедические словари, стоившие каждому из нас сто пистолей: в них мы нашли бы разрешение всех наших вопросов.

Король стал оправдывать конфискацию: его предупредили, что все двадцать один том in-folio* представляют большую опасность для королевства Франции; и прежде, чем разрешить издание, он хотел сам удостовериться, так ли это. По окончании ужина он послал за экземпляром Энциклопедии** трех мальчиков, и каждый из них с трудом принес по пяти томов.

* (В лист (лат.).)

** (Энциклопедия - "Толковый словарь наук, художеств и ремесел"- французская энциклопедия, составленная Д'Аламбером и Дидро. Она стала выражением самых передовых воззрений эпохи и оттого преследовалась церковью и правительством. Энциклопедия вышла в Париже в 28-ми т. между 1751 и 1772 г., с прибавлением дополнительных 4-х т. (Амстердам, 1776-1777) и указателя в 2-х т. (Париж, 1780).)

Из статьи "Порох" увидали, что герцог Лавальер был прав; а вслед за этим мадам де Помпадур узнала разницу между старинными испанскими румянами, которыми дамы окрашивают себе щеки в Мадриде, и румянами наших парижских дам. Она узнала, что римские и греческие дамы красились пурпуром, добываемым из раковин; что в румянах испанских больше шафрану, а во французских больше кошенили.

Она узнала также, на какой машине изготовляются ее чулки, и была этим совершенно очарована и поражена.

- Ах, какая прекрасная книга! - воскликнула она. - Ваше величество, вы, верно, конфисковали этот склад всех полезных знаний с тем, чтобы никто им не владел, кроме вас, желая быть единственным ученым в вашем королевстве?

Все набросились на книги, точно дочери Ликомеда на драгоценности Одиссея*; каждый находил сейчас же все, чего искал. Тот, кто имел судебный процесс, находил решение своего дела. Король прочел о своих правах на престол.

* (Ликомед - по Гомеру, царь Скироса. у которого скрывался Ахиллес.)

- Признаться, - сказал он, - не пойму, почему мне наговорили столько дурного про эту книгу.

- О! Разве вы не видите, ваше величество, - сказал герцог де Ниверне, - это именно потому, что она очень хороша. Люди никогда не злобствуют на всякого рода пошлости и посредственности. Если женщины стараются высмеять вновь пришедшую, это несомненно значит, что она красивее их.

Тем временем присутствующие продолжали перелистывать книгу, и граф С. громко сказал:

- Ваше величество, как вы счастливы, что в вашем королевстве нашлось так много людей с такими знаниями по всем отраслям наук и искусств, сумевших передать эти знания потомству. Тут есть все, начиная с того, как сделать булавку, кончая тем, как отливать наши пушки: от бесконечно малого до бесконечно большого. Благодарите бога за то, что он дал родиться в дни вашего царствования людям, оказавшим пользу всему миру. Другие народы принуждены будут покупать Энциклопедию или ее перепечатывать. Берите, если хотите, все мое состояние, но отдайте мне мою Энциклопедию.

- Однако, - сказал король, - говорят, что в этом удивительном и полезном труде есть много ошибок.

- Ваше величество, - продолжал граф С., - за вашим ужином было два неудачных рагу; мы их не ели и все-таки великолепно поужинали. Согласились бы вы выбросить весь ужин в окно из-за этих двух рагу?

Король склонился перед силой разума; каждый получил обратно свою собственность; то был славный день.

Зависть и необразованность не признали себя побежденными. Эти две бессмертные сестры продолжали вопить, строить козни, преследовать; невежество в таких делах весьма искусно. Что же случилось? Иностранцы выпустили четыре издания этого французского произведения и заработали на нем около ста восьмидесяти тысяч экю.

Французы, в будущем блюдите лучше свои интересы!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://redkayakniga.ru/ "RedkayaKniga.ru: Редкая книга"

Рейтинг@Mail.ru