Новости    Старинные книги    О библиотеках    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Севастопольская морская... (Александр Поляков)

Рядом с Севастопольской Морской библиотекой плещется море. Из окон видно, как уходят в большие плавания корабли Краснознаменного Черноморского флота, как возвращаются из Атлантики рыболовецкие траулеры.

В читальных залах царит деловая тишина. Офицеры и адмиралы, матросы и курсанты училищ, рыбаки и строители, студенты и докеры склонились над страницами книг, делают выписки, конспектируют прочитанное, готовятся к занятиям, лекциям, докладам.

Ну, а если распахнуть окно - услышишь и шум прибоя, и гудки буксиров, и перезвон якорных цепей, и усиленные мегафонами лаконичные команды с капитанских мостиков.

Пройдемте же туда, где собраны накопленные временем человеческие познания, перелистаем страницы уникальных изданий, хранящихся в этой удивительной библиотеке, - и перед нами пройдут даты, события, имена, дорогие и памятные каждому из нас. Севастопольская Морская вместе со многими тысячами книг-бойцов выстояла две обороны, трижды была разрушена до основания, неоднократно погибала в пламени пожаров и каждый раз возрождалась из пепла, словно сказочная птица Феникс.

I

В 1850 г. "Морской сборник" писал, что преобладающее большинство морских офицеров проводило время "в совершенном бездействии; для морских кампаний были отделяемы в то время немногие только суда, и то на короткое время; береговые занятия ничтожны; библиотек и даже собрания книг, несколько значительного, не имел никто; во всем городе едва ли бы нашлось сотни две томов, не относящихся до наук математических; одним словом, морские офицеры имели свободного времени слишком много, а средств употреблять его с пользою не находили вовсе"1.

1 (Морской сборник, 1850, т. 3, с. 209)

В этой затхлой обстановке среди части прогрессивного морского офицерства двадцатых годов прошлого века и возникла мысль об учреждении в Севастополе общественной библиотеки.

Одним из инициаторов этого начинания был лейтенант В. Мелихов, служивший управляющим распорядительной частью канцелярии главного командира Черноморского флота и портов адмирала А. Грейга. Пользуясь своей близостью к адмиралу, Мелихов представил в 1821 г. проект создания библиотеки и ее первый Устав. Так было начато "Дело о заведении в Севастополе библиотеки для флотских офицеров".

Уставом предусматривалось содержание библиотеки за счет добровольных пожертвований и вычетов из жалования офицеров "по одной копейке с рубля", а управление делами возлагалось на комитет из одного флотского начальника и трех офицеров, ежегодно избираемых по баллотировке.

21 июня 1822 г. проект В. Мелихова был утвержден. С этого дня и начинается отсчет времени Севастопольской Морской библиотеки.

Вначале библиотека размещалась в старом доме, который некогда принадлежал служившему на флоте англичанину Тизделю, затем была перенесена в часть большого здания, приобретенного казной, где кроме нее помещались комитет по строительству доков и штурманские кондуктора.

Благие намерения, с которыми создавалась библиотека, в то время не были осуществлены. Как говорится в одном из отчетов тех лет, она продолжала существовать при скудной поддержке только самих членов, размещалась "в различных казенных зданиях и заметной роли в жизни черноморских моряков не играла". Фонд ее рос очень медленно и к 1834 г. составлял всего лишь 3 тысячи томов.

В 1833 г. в должность главного командира Черноморского флота и портов (так в то время назывался командующий флотом) вступил адмирал М. П. Лазарев, начавший большую и плодотворную работу по повышению боевой мощи флота. При нем значительно улучшилось положение библиотеки, фактически пережившей свое второе рождение.

Мореплаватель, ученый, человек высокой культуры, М. П. Лазарев прививал офицерам любовь к книгам, добивался организации на кораблях хорошо подобранных библиотек, поощрял беседы в кают-компаниях о прочитанном.

По распоряжению Лазарева была проведена обстоятельная ревизия Морской библиотеки, которая показала всю неприглядность состояния ее фондов. Комплектование библиотеки шло односторонне, в результате чего половину русских книг составляли издания по богословию.

Адмирал М. П. Лазарев обратился с обстоятельной докладной запиской к начальнику Главного Морского штаба и добился ассигнований на пополнение книжного фонда и строительство специального здания для Морской библиотеки. Его сооружение началось в 1837 г.

Через год во время строительных работ обрушился потолок, остальная часть кладки из-за низкого качества строительного материала тоже оказалась ненадежной. Всю работу пришлось начинать сначала. Но несчастья на этом не прекратились. Когда здание было полностью закончено и в нем разместилась библиотека, вспыхнул пожар, истребивший часть книг и имущества. От сгоревшего здания до наших дней чудом сохранилась "Башня ветров", служившая для вентиляции служебных помещений.

С горечью писал о случившемся адмирал М. П. Лазарев одному из своих друзей:

"Ты все мечтаешь о будущей славе Севастополя, но не все так делается, как хочется! И в доказательство тому с 16-го на 17-е прошедшего декабря прекрасная и благоустроенная наша офицерская библиотека от непредвиденного случая и доселе неизвестной причины - сгорела почти до основания! До слез жаль, но делать нечего! Загорелось в верхнем этаже около 8-ми часов вечера, и потому все, что в этом зале было - можно сказать лучшее, сгорело! Большую часть книг однако ж, которые расположены были в шкафах нижнего этажа, спасли, но главная беда в том, что мы лишились здания (лучшего украшения в Севастополе), стоившего нам столько забот и издержек, ибо казна тут нисколько или, по крайней мере, мало участвовала. Все носы повесили! А между тем в первом энтузиазме предлагают жертвовать всем, что только за душою есть, чтобы возобновить здание по-прежнему... Вот уже лет 16-ть и более, что в Севастополе ни одного пожара не было - не сгорела ни одна дряная хата, и надобно было беде этой обрушиться на самом лучшем в городе здании, невзирая и на самый строгий порядок в оном! 9-ть месяцев только, что библиотека открыта, и нельзя было не радоваться тому порядку и благоустройству, которое в ней царствовало... Мне случалось видеть многие библиотеки, которые богатее нашей книгами, манускриптами и пр. Но чтобы видать их в таком изящном виде как бывшая наша, мне не случалось! Лет бы 10-ть еще, тогда она поравнялась бы с ними и в этом отношении. Теперь надобно начинать работу снова..."1

1 (ЦГА ВМФ, ф. 315, оп. 1, д. 776, п. 80, л. 1 - 2)

Спустя некоторое время, во втором письме, он вновь не может не упомянуть о библиотеке: "Надеемся, что в непродолжительном времени она вновь возобновится в лучшем еще виде... К счастью, надобно сказать, что большая часть великолепных шкафов и книг необыкновенным усердием офицеров спасена или, лучше сказать, выхвачена из огня!.. Прежний план здания нашли нужным изменить и несколько увеличить для помещения большего числа книг..."1

1 (Там же, п. 81, л. 1 - 2)

Благодаря инициативе М. П. Лазарева, его ближайших учеников и последователей П. С. Нахимова и В. А. Корнилова вскоре началось строительство нового здания, в котором 2 ноября 1849 г. состоялось торжественное открытие Севастопольской Морской библиотеки.

По свидетельствам очевидцев, это было одно из лучших строений тогдашнего Севастополя. Разместившись в центре города на самом высоком месте, оно было обведено чугунной оградой, а по обеим сторонам разбит сад с густыми акациями и цветниками. У парадного входа, украшенного двумя большими колоннами, были установлены статуи из белого мрамора и барельеф "История русского флота" по рисунку академика профессора Ромазанова. Предполагалось установить еще один барельеф на эту тему, но, заказанный в Италии, он был получен только после окончания Крымской войны.

В нишах нижнего этажа стояли большие статуи Архимеда и Ксенофонта, а по бокам парадной лестницы - два больших сфинкса. Внутри, посреди большого зала, была установлена модель стодвадцатипушечного корабля "Двенадцать Апостолов".

Имелись комнаты для чтения, газетная, переплетная, штемпельная и другие. Наверху библиотеки была устроена обсерватория, снабженная превосходными зрительными трубами.

В директорской размещался небольшой музей, где находились модели кораблей, висели редкие английские гравюры с изображением морских битв, хранились коллекции минералов, древние сосуды, монеты, камни, чучела морских животных и херсонесские мозаики. Мебель была изготовлена из красного дерева. На шкафах - золотые надписи, обозначавшие отделы книг.

С 1843 г. во главе комитета директоров библиотеки стоял П. С. Нахимов, ревностно исполнявший эту обязанность вплоть до самой смерти. Он руководил строительством нового здания, а затем уделял постоянное внимание комплектованию фондов, привлечению большего числа читателей.

Будущий адмирал, а тогда еще капитан I ранга В. А. Корнилов был избран секретарем-казначеем библиотеки. Он отвечал за всю хозяйственную и финансовую деятельность, следил за своевременной выпиской газет и журналов, вел переписку и дела комитета, подбирал и нанимал библиотечный персонал, находившийся в его непосредственном подчинении. Корниловым был разработан и новый Устав библиотеки. Пробыв в должности секретаря-казначея два года, он вошел в комитет директоров.

П. С. Нахимов и В. А. Корнилов особенно большое внимание уделяли пополнению фондов новыми книгами и журналами, добивались того, чтобы все наиболее интересные иностранные издания о военно-морском флоте поступали в библиотеку. Для пополнения английского отдела Корнилов привлек к работе адмирала В. И. Истомина - большого знатока литературы о флоте.

Несколько позже в управлении библиотекой принимали участие лицейский товарищ А. С. Пушкина, известный мореплаватель Ф. Ф. Матюшкин, писатель-маринист К. М. Станюкович и другие.

Благодаря заботам Нахимова и Корнилова, библиотека приобретала все большее общественное значение и популярность, а ее книжный фонд, несмотря на расходы по строительству, за десятилетие (1844 - 1854 гг.) вырос с 6500 до 16 тысяч томов.

В этот период севастопольская библиотека, как отмечал "Морской сборник", "стала одной из важнейших библиотек в государстве" и, по словам выдающегося русского революционера-демократа Н. Г. Чернышевского, была "средоточием жизни всех офицеров в Севастополе".

Первый историк Морской библиотеки подчеркивал: "Морское собрание служило местом развлечения. Библиотека же, представляла возможность найти в ней отдых... давала средства обогащать свои познания научными указаниями".

Если перелистать "Морской сборник" за 1885 г., то можно встретить следующее сообщение: "Разделить ли радость или горе, сообщить ли полученную новость, увидеться ли с товарищем - путь всегда лежал к библиотеке. Каждый офицер считал непременною и приятнейшею обязанностью принести библиотеке свою частную лепту. Отправляясь за границу, одно из первых их помышлений было привезти для библиотеки или редкую книгу, или монету, или минерал. Таким образом и составилась нумизматическая коллекция и минералогическая, пополняемая и до настоящего времени добровольными приношениями членов"1.

1 (Морской сборник, 1885, № 5, с. 28 - 29)

Большим бедствием для библиотеки явилась Крымская война 1853 - 1856 гг.

В севастопольскую страду 1854 - 1855 гг. библиотека, как мужественный воин, стояла в одном строю с русскими войсками. Она обслуживала защитников гарнизона, приходивших за книгами прямо с бастионов. С вышки Морской библиотеки адмиралы П. С. Нахимов и В. А. Корнилов наблюдали за подходом вражеского флота. Отсюда же был подан сигнал к затоплению судов Черноморской эскадры у входа в бухту, чтобы преградить туда доступ кораблям англо-французского флота.

Несмотря на ожесточенные бомбардировки, работа библиотеки не прекращалась ни на один день. В начале осады Севастополя часть ее помещений занимал главный перевязочный пункт, где работал выдающийся русский хирург Н. П. Пирогов, а в остальных шло обслуживание читателей.

В течение 1854 г. было выдано 27 тысяч томов. Только после Альминского сражения выдача литературы на дом прекратилась и, с целью сохранения фондов от бомбардировок и пожаров, книги были сложены в подвалы, но читальные залы продолжали функционировать.

Во время мартовской бомбардировки 1855 г. одна из бомб попала в здание, пронеслась по главному залу, пробила модель корабля "Двенадцать Апостолов" и разорвалась около одного из шкафов. От этого взрыва библиотека значительно пострадала.

В период осады города комитет директоров Морской библиотеки в память о погибших Нахимове и Корнилове принял решение: "Из накопившейся в последнее военное время суммы от невыписывавшихся книг, отделить единовременно достаточное количество в банк, чтобы из процентов отложенной на веки суммы содержать в Николаевской гардемаринской роте двух стипендиатов, под наименованием пенсионеров адмирала Нахимова и генерал-адъютанта вице-адмирала Корнилова, чтобы тем ознаменовать чувство признательности Черноморского флота к памяти этих незабвенных адмиралов. Кандидатами в пенсионеры должны быть дети, преимущественно сироты, офицеров Морского ведомства Черноморского флота"1.

1 (Морской сборник, 1885, № 5, с. 30)

Когда наступила явная угроза вторжения в город вражеских войск, началась эвакуация книг в Николаев. В середине августа 1855 г. под руководством исполнявшего в то время обязанности секретаря-казначея капитана II ранга Г. И. Бутакова, впоследствии известного адмирала, из Севастополя двинулся огромный обоз, который сухопутным путем и доставил библиотеку в Николаев.

После одиннадцатимесячной осады город решено было оставить, и поджог "израненного" здания Морской библиотеки послужил сигналом к началу всеобщего пожара, дабы ничего не досталось неприятелю. Вступив в Севастополь, интервенты варварски разграбили оставшиеся книги, увезли в Лондон и Париж даже мраморные ступени лестниц.

II

На своем первом заседании в Николаеве комитет директоров, в память об участии библиотеки в обороне главной базы Черноморского флота, Севастополя, решил сохранить за ней прежнее название - Севастопольская Морская.

Первое время библиотека занимала один верхний этаж Николаевского портового архива и только в 1861 г. была переведена в здание упраздненного Гидрографического депо, книги которого также были переданы в ее фонды.

Внизу двухэтажного здания разместились читальные залы, а вверху - книгохранилища русских и иностранных книг, а также периодических изданий. Теснота помещений затрудняла работу и вынуждала значительную часть фондов хранить в ящиках или прямо на полу. Из-за холода, отсутствия вентиляции книги стали покрываться плесенью и приходить в негодность.

Невнимание к библиотеке как со стороны начальства, так и самих членов еще больше ухудшало положение. Участились пропажи книг, журналов, справочных изданий, а пополнение шло очень медленно. За тридцать лет книжный фонд увеличился всего на пять тысяч томов.

Историк Д. Афанасьев в своем очерке о Морской библиотеке того времени писал:

"Для того, чтобы библиотека вполне соответствовала своему назначению, необходимо, чтобы она не наводила уныние своею неприглядностью и не была только терпимым учреждением, но считалась бы одним из первых факторов научной подготовки молодых моряков...

От молодого поколения моряков, чтобы быть на высоте своего положения, требуется, как высокий уровень общего образования, так и самое широкое знакомство с техническими и естественными науками в применении их к морской специальности и к военному делу...

Ввиду этого библиотека должна быть поставлена в такие условия, чтобы она могла вполне сделаться светочем разума, сосредотачивая в себе все средства для умственной работы и наглядного изучения, а потому в ней должно заключаться не только собрание сочинений по всем отраслям знания, но и морской музей, во всем объеме современной техники морского дела. Конечно, и здание библиотеки должно соответствовать вполне такому назначению, в котором бы пытливый моряк мог проводить все свободное время в занятиях и научных изысканиях, с достаточным удобством для этих занятий"1.

1 (Морской сборник, 1885, № 6, с. 51 - 52)

После аннулирования Парижского договора (1856 г.) началось быстрое возрождение Черноморского флота. Убыстряющийся прогресс в области военно-морского дела, вызванный развитием парового флота, потребовал от офицеров более высоких знаний, их постоянного совершенствования, что выдвигало Морскую библиотеку в ряд важнейших культурных учреждений по оказанию помощи в подготовке моряков. Началось ее новое возрождение.

В середине 1890 г. в Севастополе рядом с Морским собранием было воздвигнуто красивое здание для библиотеки. На первом этаже находились просторный вестибюль, так называемая раздаточная (выдача книг на дом) и директорская, в которой были сосредоточены справочная литература, каталоги и различные музейные ценности. "Директорская сообщалась с книгохранилищем, имевшим три этажа и подвал.

Второй этаж занимал большой читальный зал с примыкавшими к нему комнатами для научных занятий, в которых также находилась часть музейных экспонатов. Одна из комнат, в память об адмирале А. Грейге, называлась "Грейговской"; другая - "Лазаревской", где размещалась библиотека М. П. Лазарева, преподнесенная в дар дочерью покойного адмирала и насчитывающая 1118 томов.

Над зданием красовался барельеф "История русского флота".

Деятельность библиотеки, возвратившейся из Николаева, в этот период заметно оживилась, внимание к ней усилилось, количество ежегодно выдаваемых книг значительно возросло. К концу 1900 г. библиотека насчитывала около 60 тысяч книг, комплектов журналов и газет. К этому времени относится и каталогизация фондов. Вместе с тем, комплектование библиотеки шло не совсем удовлетворительно, о чем свидетельствуют выводы ревизионных комиссий, отмечавших его бессистемность.

В 1893 г. комитет директоров обратился ко всем отечественным университетам, ученым обществам, учреждениям и частным лицам с просьбой оказать содействие в пополнении специальных отделов библиотеки и особенно военно-морского. Этот призыв встретил горячую поддержку, и за десять лет от разных лиц и учреждений в дар библиотеке поступило свыше шести тысяч томов, в основном редкой литературы. В числе жертвователей были Российская Академия наук, Морской технический кабинет, Военно-медицинская академия, писатель Л. Н. Толстой, ученый Д. И. Менделеев, адмирал С. О. Макаров и многие другие; И. К. Айвазовский, кроме книг, подарил несколько картин, в числе которых были "Вход на Синопский рейд эскадры адмирала Нахимова" и "Нахимов и Корнилов в бою". Во время своего двухдневного пребывания в Севастополе 7 и 8 сентября 1901 г. Морскую библиотеку посетил Л. Н. Толстой и оставил на память свой автограф.

Новый период освободительного движения в России, размежевание идейных позиций русской интеллигенции, рост популярности марксистских идей в стране, характеризующие общественно-политическую жизнь девяностых годов, не могли не отразиться на деятельности Морской библиотеки.

Среди различных политических брошюр и книг всевозможных направлений, пополнявших фонды библиотеки в конце XIX и начале XX в., особенно активно читаются такие книги, как "Развитие капитализма в России" В. И. Ленина, "Капитал" К. Маркса, "Анти-Дюринг" и "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Ф. Энгельса. Возрос интерес к произведениям Белинского, Чернышевского, Писарева, Добролюбова, Дарвина, Тимирязева, легальным марксистским журналам и газетам. В первые годы XX в. выдача политической литературы доходила до ста книг в месяц. Рост запросов на политическую книгу отражал новые настроения тогдашнего общества. Однако нельзя забывать, что если читателями библиотеки состояли такие офицеры, как лейтенант П. П. Шмидт, то в состав комитета ее директоров входил махровый реакционер капитан I ранга Голиков - командир броненосца "Потемкин", отличавшийся жестокостью по отношению к матросам и убитый ими во время восстания.

Знакомство с каталогами за годы, предшествовавшие революции 1905 г., свидетельствует, что комплектование библиотеки велось гораздо продуманнее, чем раньше, и в ее фонды поступало значительное количество революционной литературы. После подавления первой русской революции поступление книг, отражавших настроения эпохи, прекратилось, много ценной литературы, проникнутой идеями революционного демократизма, было уничтожено.

Обстрел немецким крейсером "Гебеном" Севастополя 29 октября 1914 г. заставил работников библиотеки наиболее ценную часть книжного фонда спрятать в архив. Но книги запаковали в такие огромные ящики, что сдвинуть их с места было невозможно. Пока шла империалистическая война, ценнейшие издания так и пролежали запакованными.

В эти годы библиотека напоминала мертвое книгохранилище. Администрация стремилась только к одному: сберечь и сохранить десятками лет накопленные книжные богатства.

Великая Октябрьская социалистическая революция вывела библиотеку из состояния застоя. Читатели получили возможность свободно пользоваться богатейшим собранием ее книг.

III

Наладить и упорядочить работу Морской библиотеки удалось уже в самом начале двадцатых годов. 7 июня 1922 г. в севастопольской городской газете "Маяк коммуны" была помещена заметка, в которой говорилось: "Морская библиотека будет открыта для широких масс населения Севастополя со среды текущей недели. При библиотеке будет открыт читальный зал с большим выбором периодической литературы".

С каждым днем перед Морской библиотекой вставали все новые и новые задачи. Постепенно приводилось в порядок библиотечное хозяйство, пополнялся фонд необходимой литературой, проводились массовые мероприятия по пропаганде книги. Из узкокастового книгохранилища Морская библиотека превратилась в массовое, широко доступное культурно-просветительное учреждение. Двери ее широко раскрылись для военных моряков и трудящихся города.

О том, как изменилась деятельность библиотеки по сравнению с дореволюционным периодом, говорят следующие данные. Если раньше число читателей не превышало 700 - 800 человек, а книг выдавалось ежедневно от 100 до 130, то в 1923 г. число читателей возросло до 1500 человек, а посещаемость и выдача книг увеличились вдвое.

Большим событием в культурной жизни Черноморского флота и Севастополя явилось столетие библиотеки. Газета "Маяк коммуны" писала: "В субботу 21 июля Черноморский флот торжественно отпраздновал 100-летний юбилей одного из своих культурных учреждений - Морской библиотеки.

Весь флот чествовал юбиляра, сохраненного руками пролетариата... как памятник истории и культурное богатство Черноморского флота..."

Проводимая Политуправлением флота работа, так или иначе связанная с книгой, не обходилась без участия Морской библиотеки. В числе литературных вечеров и конференций читателей по произведениям художественной литературы было обсуждение романов А. Новикова-Прибоя "Цусима", А. Фадеева "Разгром", Л. Соболева "Капитальный ремонт", Ф. Панферова "Бруски", М. Шолохова "Тихий Дон" и "Поднятая целина", А. Толстого "Хлеб", Ф. Гладкова "Цемент" и многих других.

Богатейшее собрание редких изданий привлекает в Морскую библиотеку военных историков и дипломатов, литераторов и исследователей, искусствоведов и академиков, ученых и журналистов. Над своими произведениями здесь работали академик К. Тарле, писатель Б. Лавренев и многие другие.

К. Паустовский в "Черном море" вспоминал:

"На юг я приехал для работы над книгой. Мне следовало безвыходно сидеть в севастопольской Морской библиотеке и изучать необходимые для книги материалы... Два дня я работал в Морской библиотеке. Я рылся на полках, уставленных кожаными фолиантами.

Но даже в библиотеке было много соблазнов, уводивших в сторону от главной работы. Я зачитывался лоцией Красного моря, хотя для моей книги это было не нужно, рассматривал заграничные морские журналы с рисунками кораблей всех стран и эпох, начиная от Ноева ковчега и кончая последними океанскими "лайнерами", изучал модели корветов, развешанные по стенам, и досадовал на недостаток времени.

Богатство неожиданных знаний было так велико, что сутки казались пустяковым промежутком времени".1

1 (Паустовский К. Собр. соч. В 6-ти томах. - М., 1957, т. 2, с. 73, 82 - 83)

Литературные вечера и читательские конференции, книжные выставки и библиографические обзоры, выпуск методических пособий и оказание помощи библиотекам частей и кораблей, организация библиотечек-передвижек и лекционная пропаганда, вечера вопросов и ответов - таков далеко не полный перечень мероприятий, проводимых библиотекой. Современному читателю небезынтересно будет познакомиться с заметкой, опубликованной в газете "Маяк коммуны" 10 октября 1923 г. В ней рассказывается об одном необычном мероприятии: "Политсуд на 9-й батарее "судил" красноармейцев Абакумова, Степанова, Коваля, не читающих книг. Суд постановил: "Преподнести "обвиняемым" по одной книге для прочтения и в дальнейшем обязать их регулярно читать книги. Под гром аплодисментов библиотекарь вручил "обвиняемым" книги".

Когда молодой Черноморский флот Страны Советов начат совершать свои первые заграничные плавания, то вместе с кораблями в походы "ходили" и книги Морской библиотеки, рассказывающие морякам о посещаемых странах, Черноморском и Средиземноморском бассейнах.

К началу Великой Отечественной войны книжный фонд библиотеки превышал 200 тысяч томов. Число читателей дошло до трех с лишним тысяч человек. В день библиотеку посещали 450 - 500 человек.

С первых дней Великой Отечественной войны Севастопольская Морская перестроила всю работу на военный лад. Она стала действующим подразделением сражавшегося флота и достойно несла боевую вахту. Ее связи с моряками- черноморцами в это время еще больше окрепли.

Когда враг подошел вплотную к Севастополю, выдача книг на дом прекратилась и вся работа была направлена на обеспечение литературой действующих частей и кораблей, обслуживание госпиталей и предприятий.

Бывший командир прославленной 7-й бригады морской пехоты генерал-лейтенант Е. Жидилов в № 5 журнала "Библиотекарь" за 1970 г. писал: "В Севастополе во время обороны 1941 - 1942 гг. функционировали почти круглые сутки две крупные библиотеки: Морская при Доме офицеров флота имени Шмидта и городская библиотека имени Л. Н. Толстого. И та и другая перестроили свою обычную работу применительно к задачам обороны.

Были организованы передвижки для обслуживания воинских частей, кораблей и предприятий. К вечеру каждого дня передвижки комплектовались, приходили книгоноши, бережно упаковывали книги и журналы и уносили на передовые позиции и предприятия".

В условиях осажденного города, под постоянными бомбежками и при непрестанном артобстреле, библиотека доставляла книги туда, где находилась основная масса ее читателей - на передний край, на корабли, батареи, в батальоны морской пехоты и артиллерийские части, госпитали. Почти круглые сутки комплектовались библиотечки-передвижки, с участка на участок по всему фронту кочевала походная читальня.

Библиотеку посещали ученые, писатели, художники, журналисты, композиторы, кинооператоры, находившиеся в Севастополе. В ее фондах хранятся ноты песни "Вдали от родимой земли", на которой композитор Ю. Слонов оставил надпись: "Музыку этой песни я написал, проживая в подвале Морской библиотеки в январе 1942 года". Литературой по минному делу интересовался И. Курчатов - будущий академик, проводивший летом 1941 г. в Севастополе в составе группы ученых-физиков работы по защите кораблей от магнитных мин.

Работникам библиотеки приходилось постоянно принимать меры по спасению книг и имущества от пожаров и разрушений. В январе 1942 г. в библиотеку попало несколько снарядов. Один из них угодил в бак с водой, что грозило затоплением части книгохранилища. Только благодаря смелости сотрудников опасность была ликвидирована.

Начальник библиотеки офицер Н. Коренной, сотрудники С. Писаренко, А. Троицкая, Н. Ильинская, И. Сумская и другие с риском для жизни спасали книги от огня, замуровывали в подвалах, а наиболее ценные издания готовили к эвакуации. В один из ящиков они вложили записку: "Когда-нибудь, когда на земле снова будет мир и эти книги попадут в другие руки, сохраните их, нам был дорог каждый том..."

Два боевых корабля вывозили уникальные издания из осажденного города. Один из них не дошел до места назначения...

Многие книги Морской библиотеки погибли с честью, как воины: при артиллерийских обстрелах, в огне пожарищ или вместе с потопленными кораблями встали "на вечный якорь" в черноморских глубинах.

Морская библиотека одной из последних покинула Севастополь. Ее здание было разрушено врагом и сожжено.

В эвакуации Морская библиотека продолжала обслуживать флот. Находясь в Новороссийске, Батуми, Ленкорани, Поти, Туапсе, библиотека временно, по-походному развертывала свою работу, обслуживая воинские подразделения книгами, рекомендательными списками литературы, указателями и т. д.

Вот запись из "Тетради учета работы Морской библиотеки с октября 1942 года", сделанная в Поти:

"1. Подобрана выставка книг для агитаторов на тему "Современный период войны и задачи усиления агитационномассовой работы".

2. Написаны и изданы типографским способом аннотированные рекомендательные списки в помощь агитаторам по темам: "В. И. Ленин о дисциплине и стойкости", "Выше знамя славных боевых традиций Черноморского флота", "Борьба за Кавказ"..."

Приведем еще одну запись: "Прочитана лекция "Отечественная война в художественной литературе". К ней приложен отзыв с линкора "Парижская коммуна", перед экипажем которого выступил один из сотрудников Морской библиотеки: "Личный состав искренне благодарит Вас, товарищ Акименко, за прекрасно прочитанную лекцию... Вы воодушевили личный состав на еще большие героические подвиги в борьбе с немецкими оккупантами. Бойцы и командиры нашего корабля просят: почаще заходите к нам"".

Наконец, последняя запись: "Отобрано и упаковано 13 ящиков литературы для отправки в Севастополь... Ура! Здравствуй, родной Севастополь!"

Морская библиотека одной из первых среди городских учреждений возвратилась в столицу черноморских моряков. В родной город вернулись книги-бойцы, вызволенные из огня двух войн. Правда, удалось сохранить только тринадцать тысяч томов наиболее ценных изданий.

Постепенно стали возвращаться и многие "без вести пропавшие" книги. В черные дни оккупации библиотекарь Берта Эммануиловна Коган, потеряв буквально все - и кров, и семью, - пряталась вместе с ценными изданиями в одном из кладбищенских склепов. После освобождения города она возвратила библиотеке ее достояние.

Что касается книг, непосредственно побывавших в бою, то назовем прежде всего роман-эпопею С. Сергеева-Ценского "Севастопольская страда". Эту опаленную войной книгу прислал офицер запаса П. Демидов из Симферополя, сообщивший, что читал ее в период наступательных боев за Севастополь, затем оставил на сохранение у своего товарища в Старом Крыму и вот теперь решил передать Морской библиотеке. Вместе с Демидовым и его боевыми друзьями книга прошла по многим фронтовым дорогам, о чем свидетельствуют оставленные на ней пометки: "Эту книгу с большим вниманием прочел. Начальник связи с.к. майор И. Карнаухов"; "Читал под Керчью в марте 1944 г. Командир взвода разведки лейтенант Алексеев из Москвы"; "Эту книгу прочитал сержант Василь К. Марков из Ростовской области. Севастополь будет наш! Смерть немецким оккупантам! 1944 г. Керчь"...

Таких надписей-свидетельств на книге много.

Удивительна судьба и романа А. Лавинцева "Под щитом Севастополя", изданного в 1904 г. в С.-Петербурге "по поводу пятидесятилетия Крымской кампании 1853-1856 гг.".

В 1942 г. наши войска вели ожесточенные бои за Севастополь. Фашистам удалось захватить Северную сторону. Здесь продолжал держаться лишь небольшой гарнизон Константиновского равелина. В короткие передышки между боями моряки читали книгу "Под щитом Севастополя", в которой рассказывалось об их предках, проливавших кровь на этой земле. Но дочитать книгу морякам так и не удалось. По приказу командования они оставили равелин. Книгу, которая вместе с ними несла ратную вахту, решили спрятать под одной из каменных плит, дав друг другу клятву: "Вернемся в Севастополь - дочитаем!" После освобождения города моряки пришли на Константиновский равелин, откопали дорогую для них книгу, заново переплели и хранили, как самую дорогую реликвию. Затем один из участников боев на равелине - капитан II ранга С. Филиппов - передал этот роман в библиотеку, сделав надпись: "Прошу хранить".

Книга хранится, как хранится и боевой журнал одного из батальонов 13-й Интернациональной бригады имени Домбровского, сражавшейся в Испании в 1936 - 1938 гг., как хранятся и тоненькие брошюры о подвигах моряков-черноморцев, изданные в осажденном Севастополе и других портовых черноморских городах.

IV

Начало богатейшему книжному фонду библиотеки кладут первый русский военный устав, изданный Петром I в 1716 г., и первый в России петровский "Устав морской о всем, что касается к доброму управлению в бытность флота на море", включающий в себя собрание морских правил, уголовных законов и морских сигналов. Петровский морской устав вышел в свет в 1720 г. и более ста лет был законом жизни для нескольких поколений русских моряков.

Из литературы XVIII в. о Петре I имеются "Регламент благочестивейшего государя Петра Великого... о управлении Адмиралтейства и верфи и о должностях коллегии Адмиралтейской и прочих всех чинов при Адмиралтействе обретающихся" издания 1778 г., "Историческая записка о бывшей в Переславле Залесском флотилии Петра I", составленная учителем владимирской гимназии А. Розовым, исторический очерк о жизни сподвижника Петра видного государственного деятеля России Лефорта, написанный сыном курского купца И. Голиковым в 1800 г.

Уникальны также "Воинский устав" Павла I о полевой и пехотной службе (1797), "Пехотный строевой устав" (1784) и другие.

Старейшими среди военных изданий являются "Записки Раймунда Монтекукули" (1760), "Книга о атаке и обороне крепостей" (1744) французского военного деятеля и экономиста, одного из лучших знатоков военно-инженерного искусства Вобана, принимавшего участие в осаде 53 вражеских крепостей.

Из произведений военной истории следует назвать сборник документов "В память Чесменской победы 24 - 25 июня 1770 года", одной из самых решительных, "какую только можно найти в морских летописях всех наций, древних и новейших"; многотомное издание "История войны 1799 года между Россией и Францией" Д. Милюгина (1837); четырехтомную "Военную историю походов россиян в XVIII столетии" Д. Бутурлина издания 1819 - 1823 гг., в которой дается обстоятельное описание походов Петра I; "Рассуждения о великих военных действиях" (1809) и "Краткое начертание военного искусства" (1840) французского писателя А. Жомини, который в 1813 г. перешел из наполеоновской армии на службу в Россию; "Повседневную запись замечательных событий в Русском флоте", составленную полковником А. Коротковым и охватывающую период с 1656 по 1893 г.

Сохранились и такие любопытные издания, как "Российский ратник..." Т. Малыгина, представляющий собой военную повесть о "государственных войнах, неприятельских нашествиях, уронах, бедствиях, победах и приобретениях от древности до наших времен по 1805 год"; "Военные действия российского флота против шведского в 1788, 89 и 90 годах, почерпнутые из дневниковых записок и донесений Главноначальствовавшего над оным адмирала Чичагова" (1826); "Морская идея в русской земле" Е. Квашнина-Сухарина; "Подвиги русских моряков" (1853) В. Шульца, в котором рассказывается о славных подвигах Казарского, Головнина, Сакена и других.

Значительный интерес представляет сочинение морского писателя А. Глотова "Изъяснение принадлежностей к вооружению корабля" (1816). До выхода в свет этого произведения на русском языке у нас были известны всего две военно-морские книги: перевод с французского "Морского искусства" Ромма и "Опыт морской практики" П. Гамалея. Книга А. Глотова посвящена "российским юным мореходцам" и предназначалась для учащихся Морского кадетского корпуса, воспитанником которого был и сам автор. В конце книги дан краткий морской словарь.

Значительно позже вышла "История корабля, изданная бывшим лейтенантом русского флота Н. Боголюбовым". В предисловии автор отмечает, что "в литературе нашей начали поговаривать о создании отечественного торгового флота, который избавил бы нас от "услужливых иностранцев", но для этого необходимы люди, знающие судостроение". Чтобы привлечь внимание и интерес молодежи к флоту, и была написана книга - "нечто вроде морской энциклопедии".

Много книг посвящено выдающимся русским флотоводцам, морякам, путешественникам, первооткрывателям и исследователям новых земель. Сюда следует отнести одно из наиболее обстоятельных изданий прошлого века "Жизнь адмирала Федора Федоровича Ушакова", составленное в 1856 г. бывшим редактором "Морского сборника" Р. Скаловским, а также книгу неизвестного автора о флотоводце Д. Синявине - "Записки морского офицера в продолжении кампании на Средиземном море под начальством вице-адмирала Дмитрия Николаевича Синявина от 1805 до 1810 года" издания 1837 г.

Интересны посмертные записки адмирала Г. Невельского "Подвиги русских морских офицеров на Крайнем Востоке России", изданные женой автора после его смерти в 1879 г. Заключая свой объемный труд, адмирал пишет, что деятельность морских офицеров транспорта "Байкал" во время амурской экспедиции была преисполнена "гражданской доблести, мужества и отваги..."

В сороковых годах XIX в. в Главном морском архиве была обнаружена рукопись М. В. Ломоносова по разработке Северного морского пути и снаряжению полярной экспедиции. В 1847 г. рукопись была издана, но осталась незамеченной и разошлась в незначительном количестве экземпляров. В Морской библиотеке имеется эта книга с приложением документов и писем автора.

Хранится в библиотеке комплект старейшего военно-морского журнала "Морской сборник", начиная с первого номера, вышедшего в 1848 г. Периодический журнал "Морской сборник", основанный известным мореплавателем Ф. Литке, по словам А. Малышкина, служил в шестидесятые годы "приютом оппозиционной мысли, рупором смелеющей общественности", являлся трибуной прогрессивных деятелей отечественного флота, выдающихся представителей общественной и научной мысли. На его страницах выступали со статьями и очерками И. Гончаров, Д. Григорович, В. Даль, Г. Данилевский, А. Писемский, К. Станюкович, А. Островский и другие писатели.

Обширный отдел составляет литература о Крымской войне и обороне Севастополя 1854 - 1855 гг. Этой героической эпопее посвящены отдельные выпуски "Сборника известий, относящихся до настоящей войны", составленные Н. Путиловым в 1856 г.; "Материалы для истории обороны Севастополя и для биографии Владимира Алексеевича Корнилова, собранные и объясненные капитан-лейтенантом А. Жандром, бывшим его флаг-офицером" (1859); "Севастопольские воспоминания артиллерийского офицера, состоящие из семи тетрадей"; "Описание обороны г. Севастополя, составленное под руководством генерал-адъютанта Э. Тотлебена" (1863), "Севастопольские письма" Н. Пирогова, в которых знаменитый хирург подробно освещает ход обороны; воспоминания Н. Милошевича "Из записок севастопольца", выпущенные к пятидесятилетию обороны, и М. Вроченского "Севастопольский разгром" (1893); несколько томов "Сборника рукописей" (1872), куда вошли письма, дневники, воспоминания, записки участников обороны.

Здесь же можно назвать "Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя", изданные комитетом по устройству Севастопольского музея в 1871 г.; "Записки Петра Кононовича Манькова", автор которых сорок пять лет прослужил в царской армии; книгу капитана II ранга Панферова "Защита Севастополя "с воды" во время осады его союзными войсками в 1854 - 1855 гг.", снабженную схемами диспозиции судов русского флота на Севастопольском рейде в разное время осады города; "Описание участия 5-й пехотной дивизии в деле при р. Черной 4-го августа 1855 года" П. Кузьмина (1859).

Свыше двадцати редких книг посвящено выдающемуся флотоводцу П. С. Нахимову. Среди них - биографический очерк Асланбегова "Адмирал Павел Степанович Нахимов", изданный в 1897 г. по случаю открытия в столице черноморцев памятника герою Синопа и Севастополя; рассказ о Нахимове, написанный сыном защитника Севастополя Белавенцом специально для нижних чинов к 100-летию со дня рождения флотоводца, и другие.

Редкими являются три выпуска альбома, составленного участником обороны П. Рорбергом "Севастопольцы", в котором автор-составитель собрал 1332 портрета, снабдил их краткими биографическими данными, описанием совершенных подвигов. Кроме портретов героев обороны в альбом включены снимки севастопольских укреплений и оставшихся после боев развалин. Первый выпуск альбома вышел в 1903 г., второй - в 1904 г., третий - в 1907 г.

К иллюстративным материалам следует отнести и "Севастопольский альбом" художника Н. Берга (1858) с 37 рисунками автора и редкое издание - "Русский художественный листок", выходивший с января 1851 до конца 1852 г. В одном из выпусков содержатся наброски и рисунки, выполненные его издателем академиком живописи В. Ф. Тиммом на месте сражений во время севастопольской страды 1854 - 1855 гг.

На полках библиотеки хранится комплект журнала "Русская старина" за 1888 г., в апрельском номере которого опубликованы воспоминания А. Вязмитинова о Севастополе в марте - августе 1855 г.

Произведения иностранных авторов, посвященные севастопольской обороне, представлены собранием писем французского генерала Эрбе "Французы и русские в Крыму", брошюрой о Крымской войне, приписываемой принцу Наполеону, книгой бывшего генерал-квартирмейстера Крымских войск Герсеванова "Несколько слов о действиях русских войск в Крыму в 1854 - 1855 гг." и др.

Среди библиографических редкостей особенно ценными являются легальные издания произведений К. Маркса и Ф. Энгельса, иллюстрированная история Парижской коммуны, изданная в 1871 г., книга А. Марти с автографом, рассказывающая о восстании на Черноморском флоте.

Ленинский фонд библиотеки пополнился недавно драгоценным экземпляром первого издания книги В. И. Ленина "Развитие капитализма в России". Этот труд, вышедший в 1899 г. под псевдонимом "Владимир Ильин", преподнесен библиотеке полковником запаса Ф. Гуркиным.

Многими редкостями представлена и художественная литература. Вот малоизвестный перевод "Одиссеи", который называется "Славного Гомера Одиссея. Героическое творение" (1788); один из немногих сохранившихся экземпляров первого издания "Слова о полку Игореве" (1800); пятый том журнала "Современник", посвященного А. С. Пушкину и "изданный в 1837 году по смерти его в пользу его семейства"; первое издание драмы "Борис Годунов", увидевшее свет в 1831 г.; книга стихов В. Жуковского и первое издание "Одиссеи" (1849) в его переводе; "Путешествие из Петербурга в Москву" А. Радищева, изданное в 1868 г., и собрание его сочинений, вышедшее пять лет спустя после смерти писателя.

С книгами-ветеранами соседствуют произведения тех, кто бывал и работал здесь, встречался с читателями, кто с любовью и уважением относился к прославленной библиотеке. Свои книги преподнесли в дар с автографами С. Сергеев-Ценский, А. Твардовский, И. Эренбург, А. Корнейчук, М. Рыльский, Л. Соболев, К. Симонов, С. Щипачев, А. Степанов, М. Шагинян, А. Крон, В. Собко, А. Первенцев, Е. Поповкин, П. Вершигора, В. Панова, С. Смирнов, А. Жаров, И. Всеволжский, Л. Кассиль, А. Софронов, Н. Флеров, В. Кучер, А. Зонин и др.

Писатель Ф. Гладков на романе "Цемент" оставил запись: "Старый певец подвигов первых строителей социализма и героев коммунистического труда книгу эту... считает за честь преподнести как скромный дар бесконечно дорогим морякам героического Черноморского флота. Душою всегда с вами".

На первом томе собрания своих сочинений К. Паустовский написал: "Севастопольской Морской библиотеке от автора, мечтавшего с раннего детства быть моряком-черноморцем".

"Морякам-черноморцам героического Севастополя с приветом, уважением и пожеланием успехов в боевой учебе" прислал свой роман "Золото" Борис Полевой.

На романе "Дни нашей жизни" рукою В. Кетлинской сделана надпись: "Морской библиотеке моего родного города Севастополя".

В 1944 г. на книге "Крымская война" академик Е. Тарле написал: "Приношу мою книгу о былых севастопольских

Героях - нынешним севастопольским героям".

Рукописный фонд, к сожалению, не сохранился. Сейчас в нем из "древностей" имеются собственноручная записка Петра I "О правилах ведения морского боя" и рукопись первого адмирала Петра - Н. Головина, преподнесенные видным общественным деятелем В. Каразиным в дар Черноморскому гидрографическому депо, которое впоследствии передало их Морской библиотеке.

V

Первое время после освобождения Севастополя от гитлеровских захватчиков Морская библиотека размещалась в подвальных этажах музея Черноморского флота. Вскоре библиотеке был выделен небольшой дом, в котором фактически и началось ее послевоенное возрождение, а четыре года спустя - предоставлено специально оборудованное здание.

В первые послевоенные годы книжный фонд насчитывал около 29 тысяч томов. К 1950 г. он вырос до 85 тысяч, а в семидесятом превысил четверть миллиона.

Главное внимание при комплектовании библиотеки обращалось на общественно-политическую, военную и военно-морскую литературу. Было приобретено также много литературы по кибернетике, космонавтике, радиоэлектронике, судостроению, связи и другим техническим дисциплинам.

В пополнении книжных фондов принимали участие многие читатели и друзья библиотеки. Пенсионер из Саратова И. Седов прислал 100 общественно-политических книг и 150 по истории флота, Крыма и Севастополя. Бывший моряк-черноморец К. Баташев прислал из Москвы несколько своих книг и брошюр, представляющих большой интерес для флотского читателя. Командовавший в период гражданской войны Азовской военной флотилией С. Маркелов преподнес ставшую библиографической редкостью книгу "Пять лет Красного Флота", а старейший читатель библиотеки полковник в отставке А. Лазарев подарил папки с вырезками рецензий на произведения советских писателей о флоте и моряках, собранные им почти за полвека.

Располагая большим количеством литературы по всем отраслям знаний, библиотека оказывает большую помощь матросам, старшинам, офицерам в решении задач, поставленных Коммунистической партией и Советским правительством перед Краснознаменным Черноморским флотом.

Выход из печати воспоминаний Л. И. Брежнева "Малая земля", "Возрождение" и "Целина" вызвал новый подъем в работе библиотеки. Состоялись вечера встреч с писателями - участниками Великой Отечественной войны, а также конференции читателей.

По инициативе Морской библиотеки на флоте проводятся "Дни писателя", и тогда в гости к морякам приезжают литераторы Крыма и других мест.

Большую помощь флотскому читателю оказывает справочно-библиографический отдел, который в течение года выдает более шести тысяч справок самого различного характера. Сюда обращаются воинские части и военные училища, вузы и техникумы, научные учреждения и промышленные предприятия, писатели и педагоги, историки и журналисты, сотни граждан Севастополя и других городов.

Морскую библиотеку называют флагманом библиотечной работы на флоте. И это действительно так. Она является методическим центром, обобщающим и распространяющим передовой опыт лучших библиотек кораблей и частей, учебных заведений и учреждений, она обеспечивает их необходимыми методическими и библиографическими пособиями, проводит работу по повышению квалификации библиотечных кадров.

Своим успехом Севастопольская Морская библиотека обязана слаженной работе большого, хорошо знающего свое дело коллектива - ветеранов-наставников А. Воловик, Н. Фадеевой, Н. Малининой, В. Пипенко, Е. Шварц и других, а также молодежи, которая перенимает опыт старших.

За пропаганду произведений классиков марксизма- ленинизма коллектив Севастопольской Морской библиотеки к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина был награжден дипломом победителя Всесоюзного общественного смотра.

Большим культурным событием на флоте было празднование 150-летия Морской библиотеки. За заслуги в развитии библиотечного дела Севастопольская Морская была награждена Почетной грамотой Президиума Верховного Совета УССР.

Хороший подарок к юбилею преподнес талантливый флотский художник - майор авиации Г. Сажин. Он изготовил для нее "визитную карточку" - новый книжный знак. Основу прежнего знака составлял овал с надписью "Севастопольская офицерская библиотека". В центре на темном фоне был изображен адмиралтейский якорь. С внешней стороны по бокам овал венчался лавровыми и дубовыми листьями. И над всем этим - фрегат, гордо несущий паруса. Книжный знак напоминал о героической истории Черноморского флота, обозначал название библиотеки и ее принадлежность к флоту.

На новом экслибрисе изображена офицерская морская эмблема. В композицию включен фрагмент памятника затопленным кораблям, военно-морской флаг, силуэты старинного парусника и современного боевого надводного корабля.

* * *

В фондах Морской библиотеки хранятся два тома "Походных записок в войну 1853, 1854, 1855 и 1856 годов" пехотного офицера П. Алабина, изданные в Вятке. Говоря о последних днях первой героической обороны Севастополя, автор пишет: "Если можно с чем сравнить последний день Севастополя, так только с "Последним днем Помпеи". Как похожи группы теснящихся к мосту на те, которые бегут из погибающего города. Но какая разница: там несли драгоценности, здесь - оружие; там - жемчуг, здесь - свинец; там - роскошных жен и детей, здесь - трупы товарищей, умирающих братий; там в сердцах бегущих было отчаяние, здесь - надежда отомстить врагу пламенем за пламя, кровью за кровь".

К этому можно добавить: кроме оружия, свинца и трупов товарищей, как в первую оборону, так и во вторую - в годы Великой Отечественной войны, - здесь несли и книги...

В путеводителе, изданном в начале нынешнего века, Севастопольская Морская библиотека названа "Памятником уму человеческому". Эти слова справедливы и сейчас. Подобно тому, как нельзя представить себе Москву без Большого театра, а Ленинград - без Эрмитажа, так же нельзя представить город-герой Севастополь и Краснознаменный Черноморский флот без Морской библиотеки, которая вот уже более полутора веков верно служит флоту.

Когда моряки и горожане проходят по проспекту Нахимова, неподалеку от знаменитой Графской пристани, они невольно замедляют шаг у белокаменного здания, читая слова, начертанные золотом на мемориальной доске:

"Севастопольская Морская библиотека основана 21 июня 1822 г. В создании Морской библиотеки принимали участие выдающиеся русские флотоводцы М. П. Лазарев, В. А. Корнилов, П. С. Нахимов".

Выражая флагману культуры на флоте свою благодарность, свое восхищение ее подвигом, севастопольцы и черноморцы желают библиотеке счастливого плавания.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://redkayakniga.ru/ "RedkayaKniga.ru: Редкая книга"

Рейтинг@Mail.ru