Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Жизненная реальность в "Тихом Доне" (Сергей Семанов)

Мне приходилось довольно много заниматься изучением истории Октябрьской революции и гражданской войны. И выяснилась поразительная картина: в "Тихом Доне" подлинность исторического изображения удивительно точна. В романе М. Шолохова сюжет имеет временную протяженность: май 1912 - март 1922 года. Вроде бы не очень много. Но это десятилетие русской истории наполнено событиями исключительного значения. События - безмерные по сложности и противоречивости - получили в романе М. Шолохова не только высокохудожественное, но и исторически точное отражение. Порой эта полнота жизненной реальности достигается скупыми средствами, предельным лаконизмом текста.

Изображенная в романе станица Вешенская - один из центров Верхне-Донского округа области Войска Донского, а хутор Татарский - один из многих, подчиненных этой станице. В хуторе избирался атаман, а все важнейшие местные дела обсуждались (нередко формально) на сходе - общем собрании казаков. По общероссийским понятиям это-крупное село, здесь церковь, магазин, мельница, школа. (Кстати, Татарский - реально существующий и поныне хутор Калининский на правом берегу Дона, в нескольких километрах от Вешенской; он стоит над речным обрывом, и каждому приезжему показывают крутой спуск к реке, где Григорий встретился с Аксиньей...)

К началу второго десятилетия нашего века, то есть к тому времени, когда начинается действие романа, казачье население Донской области насчитывало около полутора миллионов человек - подчеркнем, что речь идет именно о казаках, в точном сословном смысле. На 1 января 1912 года в Донском казачьем войске числилось 161 348 рядовых, унтер-офицеров и офицеров.

Первое подлинное историческое событие, о котором упоминается в романе, - начало первой мировой войны. Подробно описывается знаменитая Галицийская битва. Это одно из крупнейших сражений войны происходило в августе - сентябре 1914 года между русскими и австро-венгерскими войсками. М. Шолохов детально прослеживает общую стратегическую канву битвы. Известно, какой именно научной литературой писатель пользовался. Не вдаваясь в детали, скажем, что все приведенные в романе факты реальны.

Федор Подтелков
Федор Подтелков

В описании мировой и гражданской войн герои "Тихого Дона" действуют, как правило, в своем "микромире", что редко попадает в поле зрения историков и мемуаристов. Но именно здесь открывается самое интересное в изображении М. Шолоховым реальной исторической действительности.

...Григорий Мелехов после призыва на действительную службу был зачислен в 12-й Донской казачий полк. Произошло это, как можно судить по обстоятельствам действия, в январе 1914 года. Сотенным командиром Григория назван в романе подъесаул Полковников. Персонаж в "Тихом Доне" сугубо эпизодический, Полковников, как выяснилось, вполне реальная историческая личность, причем по-своему известная. В Центральном государственном военно-историческом архиве сохранился послужной список Григория Петровича Полковникова, из коего явствует, что с начала 1914 года он в чине есаула служил сотенным командиром в 12-м Донском полку, а с июля того же года - в штабе 11-й кавалерийской дивизии.

Когда начались сражения, полк Григория, говорится в романе, входил в 11-ю кавалерийскую дивизию. Здесь все соответствует исторической правде: по материалам того же архива удалось установить, что в 1914 году в состав 11-й кавдивизии входил 12-й Донской полк.

В главах, описывающих бои под Бродами, упомянут - как бы вскользь, мимоходом - сосед дивизии, в которой воевал Григорий, "12-я кавалерийская дивизия под командой генерала Каледина". Здесь опять-таки все точно, ибо эта дивизия действовала тогда (то есть в августе 1914 года) в составе 8-й армии знаменитого генерала А. А. Брусилова. 3-я и 8-я русские армии наступали в ту пору рядом. Мелкие операции начала войны, о которых идет речь в романе, в исторических работах не описаны, однако боевые действия были вполне вероятны.

Мелехов получил свое первое ранение, как сказано в тексте романа, 15 августа 1914 года в бою под городом Каменко-Струмилово (по нынешнему наименованию - Каменка-Бугская), в 32 километрах от города Львова. Эти временные и географические подробности выясняются позже, из письма есаула Полковникова Пантелею Прокофьевичу. В самом же описании боя никаких подробностей такого рода не дано и только прибавлено, что в наступлении наряду с другими частями участвовала 11-я кавалерийская дивизия. Привлечение специальной военно-исторической литературы не только подтверждает сам факт этого сражения, но и ставит его в общую цепь эпизодов Галицийской битвы. Именно с 13 по 21 сентября части 3-й и 8-й русских армий вели успешное наступление в направлении крепости Перемышль. В этой операции 11-я кавдивизия действовала до 18 сентября севернее Львова, выдвигаясь в сторону Равы-Русской - именно в то время и в тех местах, где был ранен главный герой "Тихого Дона".

Григорий Мелехов в течение всей мировой войны находился на фронте. Он воевал в Восточной Пруссии, участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. Все это показано в "Тихом Доне" с предельной краткостью, но одновременно с необычайной художественной емкостью изображения исторической действительности, так что порой за одним лишь проходным, вроде бы, эпизодом выстраивается большая правда тогдашней жизни.

Английские танки в Таганроге. 1919
Английские танки в Таганроге. 1919

Вот один лишь пример. В мае 1916 года Григорий участвует в знаменитом Брусиловском прорыве. Это наступление продолжалось сравнительно долго, без малого три месяца, с 22 мая по 13 августа. В романе указано время, когда действует Григорий, - май. И не случайно: по данным Военно-исторического архива 12-й Донской полк участвовал в этих боях сравнительно короткое время, с 25 мая по 12 июня. Как видно, хронологическая примета здесь исключительно точна.

К исходу 1916 года Григорий "четыре Георгиевских креста и четыре медали выслужил", он один из уважаемых ветеранов полка, в дни торжественных церемоний стоит у полкового знамени. Краткое и единственное упоминание в романе о наградах Григория многозначительно. В старой русской армии боевые награды четко делились на две категории - для офицеров и для солдат. Для последних обычной наградой (кроме специально учреждавшихся медалей за отдельные кампании или сражения) были так называемые "знаки отличия ордена святого Георгия", в просторечии называвшиеся Георгиевские кресты и Георгиевские медали, которые в свою очередь делились на четыре степени. Высшим солдатским достижением был так называемый "полный бант" - наличие у кавалера крестов и медалей всех степеней. Таких всегда насчитывалось сравнительно немного, доставалось подобное отличие только особо замечательным и удачливым храбрецам, имена их делались популярными в армии.

Григорий, следовательно, был из числа таких выдающихся солдат. Немаловажно, что прототипом Григория (о чем говорил сам Шолохов и подмечали исследователи) был казак с хутора Базки станицу Вешенской Евлампий Васильевич Ермаков; он тоже начал войну рядовым казаком, а в 1917-м вернулся в родной хутор с полным георгиевским бантом (дальнейшая судьба Ермакова, кстати говоря, тоже сходна с мелеховской: стоял за Советы, служил у красных, потом оказался втянутым в белоказачье восстание, раскаялся, был прощен, вернулся в родной хутор).

В описании революционных событий на Дону в конце 1917 года среди второстепенных персонажей "Тихого Дона" довольно приметно действует сотник Изварин. В то переломное время он оказывается в одном полку с Григорием Мелеховым (во 2-м запасном). Молодой, энергичный, умеющий темпераментно спорить, он принадлежал к числу яростных донских "автономистов". На какое-то время он даже оказал воздействие на Григория, расписывая перед ним маниловские картинки будущей жизни "вольной Донской республики", которая-де станет великой державой, "независимой от Москвы". Честолюбивый краснобай Изварин, мечтавший, как бы стать деятелем "областного масштаба" хоть и ценой развала России,- это, оказывается, реальное историческое лицо.

В романе Изварин представлен как сын зажиточного казака гундоровской станицы... (к тому же он из "низовских", то есть наиболее консервативных и сословно замкнутых слоев донского казачества). Затем: "Образование получил в Новочеркасском юнкерском училище, по окончании его отправился на фронт в 10-й Донской казачий полк" и т. д. Действительно, в сохранившихся архивных документах указанного полка он упомянут неоднократно.

В романе подробно описана политическая обстановка на Дону зимой - весной 1918 года. Среди действующих лиц - атаманы Каледин и Краснов; вожаки революционного казачества; множество других известных и малоизвестных реальных исторических персонажей. Фактический материал здесь основателен и добротен, в основном он почерпнут из обстоятельных сочинений, которые появились ко времени завершения пятой части романа.

Так, довольно подробно описан съезд казаков-фронтовиков в станице Каменской (ныне город Каменск-Шахтинский Ростовской области). Это было очень важное политическое событие в жизни края: большевистская партия, рабочий класс повели за собой основную массу трудового казачества Дона. М. Шолохов приводит на съезд Григория Мелехова, Котлярова и Хрисанфа Токина (Христоню). Через эпизоды с их участием в романе представлен обильный фактический материал. Виднейшим участником съезда был большевик Е. А. Щаденко, будущий герой Первой Конной армии. Член РКП(б) врач А. В. Мандельштам возглавлял делегацию из Петрограда, он был заметной фигурой на съезде.

Гражданская война на Дону началась относительно рано: ожесточенные бои в западной части Донской области вспыхнули уже в январе 1918 года. Они подробно описаны в романе (в них принимает участие Григорий Мелехов): наступление белогвардейского отряда есаула Чернецова, взятие им станицы Каменской, мобилизация красных казаков, контрнаступление их, бой под станицей Глубокая (теперь город Глубокий на железной дороге Ростов - Воронеж). Чернецов - подлинное историческое лицо, он упомянут (мимоходом) уже в первой книге; один из героев замечает: "Далеко пойдет сотник Чернецов, способный!" К зиме 1918-го уже есаул, то есть майор (по другим сведениям, накануне гибели его даже произвели в полковники), командир белоказачьих отрядов на Дону, путь его отмечен свирепыми расправами и жестокостями. Чернецов сделался популярной фигурой среди белогвардейцев.

Вторая книга заканчивается описанием знаменитой экспедиции Подтелкова на Дон и трагической гибели его отряда. Все это - реальные исторические события, давно и хорошо освещенные в советской литературе ("приговор" белоказачьего суда в хуторе Пономарева был опубликован в печати еще в 1918 году). Федор Григорьевич Подтелков на съезде в Каменской 10(23) января 1918 года избирается председателем Донского Военно-революционного комитета, и Михаил Васильевич Кривошлыков - его секретарем. Позже, когда гражданская война обострилась, в Ростове 13 апреля открылся первый съезд Советов Донской социалистической республики, на нем Подтелков становится Председателем Совета народных комиссаров. Недавно удалось обнаружить фотографии, запечатлевшие последние минуты жизни Подтелкова и Кривошлыкова - перед их казнью, так сильно описанной в романе.

Изображение белоказачьего Вешенского мятежа занимает почти четверть текста "Тихого Дона". В ходе мятежа гибнут Петр Мелехов, Котляров, Штокман, дед Гришака, происходит трагический поворот в судьбе Григория Мелехова, его разрыв с прежним другом Михаилом Кошевым - столкновение это во многом определит всю дальнейшую судьбу Григория. Вот почему о Вешенском мятеже следует сделать некоторые пояснения.

Еще в период работы над соответствующими главами романа М. Шолохов вынужден был печатно посетовать на слабую изученность описываемых им событий: "Трудность еще в том, что в третьей книге я даю показ Вешенского восстания, еще не освещенного в литературе". Лишь в самые последние годы появились некоторые данные в научной литературе, однако обобщающего исследования нет по сей день.

Автору "Тихого Дона" пришлось самому воссоздать историю народной трагедии, захватившей сотни тысяч людей, провокационно вовлеченных в бессмысленную братоубийственную войну. Как же М. Шолохов достиг этого? В одной из бесед с корреспондентами телевидения он сам с необычайной точностью дал исчерпывающий ответ:

"Надо иметь в виду, что формировался я и отроческие годы мои прошли в разгар гражданской войны. Тема была на глазах, тема для рассказов, очерков. Трагедийная эпоха была. Требовалось писать, больно много было интересного, что властно требовало отражения...

Отроческий взгляд - самый пытливый взгляд у человека. Все видит, все приметит, узнает, везде побывает. Мне легко было, когда касалось фактического материала. Трудности пришли потом, когда надо было писать и знать историю гражданской войны. Тут уже потребовалось сидение в архивах, изучение мемуарной литературы. Причем не только нашей, но и эмигрантской, в частности "Очерков русской смуты" Деникина. Затем знакомство с казаками, участвовавшими в этой войне. Сама профессия моя до писателя - учитель, статистик, продовольственный работник - знакомила меня с огромным количеством людей... Разговоры, воспоминания участников - так слагался костяк. А бытовая сторона, она ведь тоже наблюдалась, потому что жил я в разных хуторах. Мне даже ничего не стоило, скажем, второстепенных героев назвать своими именами".

Бесспорно, историческая достоверность фактографии романа объясняется отчасти кропотливой работой с печатными и архивными материалами. Но именно отчасти, ибо здесь следует подчеркнуть нечто другое: в романе содержатся сведения, которые вряд ли могли быть почерпнуты из какого-либо письменного источника. Диспозиции повстанческих частей в разный период борьбы, имена и звания их командиров, даты и подробности боев и многое, многое другое вряд ли могло быть отражено в каких-либо документах: повстанцы, в подавляющем большинстве малограмотные крестьяне, расписывать диспозиции не очень-то могли (это, кстати, хорошо показано у М. Шолохова на примере переписки между Григорием Мелеховым и Кудиновым).

Писатель в свое время опросил многих свидетелей и участников гражданской войны на Дону. Недавно стало известно письмо М. Шолохова к Ермакову: еще в 1926 году писатель встречался с ним и беседовал.

Восстание казаков Верхнего Дона против Советской власти весной 1919 года приняло большой размах и вызвало ожесточенные, кровопролитные сражения. Какие же причины породили это трагическое событие? Весной 1931 года рапповские деятели задержали публикацию шестой части "Тихого Дона", обвиняя автора в "кулацком уклоне" и т. п. Тогда М. Шолохов обратился за помощью к М. Горькому и 6 июня 1931 года писал ему: "...6-я часть почти целиком посвящена восстанию на Верхнем Дону в 1919 году... Теперь несколько замечаний о восстании.

1. Возникло оно в результате перегибов по отношению к казаку-середняку.

2. Этим обстоятельством воспользовались эмиссары Деникина, работавшие в Верхне-Донском округе и превратившие разновременные повстанческие вспышки в поголовное организованное выступление".

Силы повстанцев были немалые. По разведывательным данным, полученным штабом 8-й армии, численность вооруженных сил повстанцев исчислялась на начало апреля в 30 ООО человек, 6 орудий и 27 пулеметов. В "Тихом Доне" приводятся на этот счет сходные сведения: 25 тысяч конных и 10 тысяч пеших бойцов, 6 артиллерийских батарей и около 150 пулеметов. Разность в исчислении воинской техники не должна настораживать: дело в том, что повстанцы имели крайне ограниченное количество боеприпасов, поэтому большинство их орудий и пулеметов бездействовали (о чем не раз говорят герои "Тихого Дона"), красная же разведка засекала, естественно, прежде всего действующую военную технику.

Опасный размах Верхне-Донского казачьего мятежа вызвал серьезную тревогу Советского правительства. Затянувшаяся операция по подавлению восстания привлекла пристальное внимание В. И. Ленина. О том, сколь важное значение придавал он этим событиям, говорит следующий факт: удалось установить четырнадцать ленинских телеграмм, записок и распоряжений, посвященных непосредственно боевым действиям на Верхнем Дону.

Сражения на Дону описаны в романе с необычайной подробностью, причем "крупный масштаб" войны постоянно перемежается здесь с "мелким".

Герой гражданской войны на Дону Михаил Блинов
Герой гражданской войны на Дону Михаил Блинов

...Мятеж уже в разгаре, мятежники наступают, идет, как можно полагать, конец марта - начало апреля 1919 года. Дивизия Григория Мелехова продвигается на юг в сторону фронта. Это основное стратегическое направление, ибо повстанцы могут уцелеть только в соединении с белогвардейцами. Навстречу мелеховской дивизии двигались с юга, от Северного Донца, части Красной Армии. Вот Григорий допрашивает пленного красноармейца, им был казак с Верхнего Дона, хоперец. Григорий спрашивает:

"- Какие полки были в бою вчера?

- Наш Третий имени Стеньки Разина. В нем почти все с Хоперского округа казаки. Пятый Заамурский, Двенадцатый кавалерийский и Шестой Мценский.

- Под чьей общей командой? Говорят, Киквидзе вел?

- Нет, товарищ Домнич свободным отрядом командовал".

Краткий и вроде бы малозначительный этот отрывок замечателен по своей исторической достоверности. По данным Центрального государственного архива Советской Армии Третий Донской казачий полк (так он официально назывался, а "имени Стеньки Разина", очевидно, бытовое наименование) входил в марте - мае 1919 года в состав 16-й стрелковой дивизии. В указанный период дивизия вела бои в районе станции Глубокая, то есть в сотне верст от района мятежа. Возможно, один из полков дивизии (или подразделение его), а также 5-й Заамурский кавалерийский полк, входивший в состав 36-й стрелковой дивизии, были направлены на ликвидацию мятежа и вошли в состав экспедиционных войск, как и 6-й Мценский.

Далее отметим характерную деталь: среди частей Эксвойск не было 12-го кавалерийского полка. Был 13-й кавполк, действовавший против повстанцев. Им-то и командовал упоминаемый пленным красноармейцем И. Н. Домнич. Очевидно, пленный спутал или намеренно исказил факты - вспомним, что он не проявляет никакой охоты перейти к повстанцам, как предложил ему Григорий, хотя знает, конечно, какая участь его может ждать. Спутал или исказил намеренно номер полка именно пленный хоперец, а не автор - несколько страниц спустя в авторском изложении событий прямо говорится про 13-й кавалерийский полк, бойцы которого теснили мелеховских повстанцев.

Не случаен и вопрос Григория про Киквидзе. Третий полк входил в 16-ю дивизию, которой командовал знаменитый герой гражданской войны Василий Киквидзе. Григорий не мог о нем не слышать, так как эта дивизия покрыла себя славой под Царицыном в боях с белоказачьей Донской армией (в войсках которой довелось тогда служить герою "Тихого Дона"). Киквидзе был убит в бою 12 января 1919 года. Григорий, естественно, мог не знать о гибели начдива; характерно, что пленный хоперец не спешит ему об этом сообщить.

Хорошо известна сцена боя, когда Григорий Мелехов в сумасшедшей атаке зарубил четырех матросов. В ее основе - также реальное событие. В перечне частей Эксвойск значатся 1-й, 2-й, 3-й батальоны 3-го Кронштадтского полка и отдельно действовавший Морской батальон пехоты. Примечательно, что в другом месте романа М. Шолохов рассказывает, как "казаками был почти целиком истреблен только недавно прибывший Кронштадтский полк". Чуть позже описывается эпизод героической гибели окруженных на берегу Дона красноармейцев, который завершается авторской ремаркой: "Сто шестнадцать павших последними возле Дона были все коммунисты Интернациональной роты". А среди частей Эксвойск в документах перечислен 2-й Интернациональный батальон.

В декабре 1919 года Красная Армия победно вступила на территорию Донской области, казачьи полки и дивизии отступали, разваливаясь, неповиновение и дезертирство приняли массовый характер. С начала 1920 года на Дону окончательно утвердилась Советская власть.

Командующий Юго-Восточным фронтом В. И. Шорин
Командующий Юго-Восточным фронтом В. И. Шорин

Военный разгром деникинщины застает Григория и его товарищей в Новороссийске - последнем прибежище отступавших белогвардейцев. Утром 27 марта в город вошли части 8-й и 9-й армий, было пленено 22 тысячи деникинских солдат и офицеров. Никаких "массовых расстрелов", как пророчила белогвардейская пропаганда, не было. Напротив, многие пленные, в том числе и офицеры, не запятнавшие себя участием в репрессиях, принимались в части Красной Армии. Григорий вступил в Первую Конную армию и сразу получил назначение командиром эскадрона в 14-ю кавалерийскую дивизию. Это, как всегда в "Тихом Доне", исторически точно. Действительно, 14-я кавдивизия в составе Конармии была сформирована в апреле 1920 года и в значительной степени - из числа казаков, перешедших, подобно герою "Тихого Дона", на советскую сторону. Небезынтересно отметить, что командиром дивизии был знаменитый герой гражданской войны Александр Пархоменко.

Служба Григория Мелехова в Красной Армии продолжалась сравнительно недолго: уже осенью 1920 года его демобилизовали как бывшего участника вешенского восстания. В начале ноября он вернулся домой. А вскоре по зловещему капризу Григорий оказывается в банде Якова Фомина...

В научной литературе по истории гражданской войны нет никаких упоминаний о банде Фомина. В общем, не удивительно: это был заурядный случай политического бандитизма. Однако в архивном фонде Северо-Кавказского военного округа сохранились документы, которые дают возможность сделать некоторые фактологические сопоставления с фабулой романа. Численность банды, как и рассказано в "Тихом Доне", сильно колебалась, но никогда не была большой. Так, по оперативной сводке штаба округа за 12 июля, число фоминовцев определено в 17 человек. По сводке за 19 сентября - 80 сабель при трех тачанках. За 21 сентября есть более подробное донесение: 100 сабель, 200 лошадей, 4 подводы. Разумеется, это приблизительные данные, но точных не имелось, видимо, даже у самого Фомина, столь текучим и случайным было его деклассированное "воинство".

Положение в огромном округе в 1921 году было напряженным. В "Тихом Доне" говорится, что Капарин предлагал Григорию Мелехову соединиться с крупной бандой Маслака, которая, мол, "бродит где-то на юге области". Действительно, банда Маслака (Маслакова, который поднял мятеж против Советской власти в начале 1921 года) действовала, как видно по донесениям штаба округа, весной - летом в южных пределах Донской области. Позже герои романа говорят о Махно, появившемся со своим отрядом неподалеку. Махновцы, терпя поражения, забрели во второй половине июля в западную часть Донской области и скрывались там до 8 августа 1921 года. Силы некогда грозного "батьки" были уже ничтожны, по данным разведки, на 25 июля у него числилось всего "150 сабель при пулеметах".

Новая экономическая политика лишила кулацкий бандитизм какой-либо массовой социальной опоры. В "Тихом Доне" ярко показано, как к Фомину стекается всякий уголовный сброд, а рядовые казаки-крестьяне тайно бегут из банды.

Фоминовская банда окончательно разгромлена, а главарь ее убит в марте 1922 года (об этом рассказывает Григорию Мелехову Чумаков). Действительно, 10 февраля в Ростове состоялось совещание по борьбе с бандитизмом и было признано "необходимым, чтобы Фомин был ликвидирован в самом непродолжительном времени и во всяком случае до наступления весеннего периода". Вскоре так оно и произошло: 15 марта фоминовцев разгромили, а главарь пал в бою.

"Тихий Дон" так укоренен в историческую реальность, что возникла даже мысль иллюстрировать роман подлинными фотографиями. Оказалось, что таковых - громадное число. Прежде всего, в иллюстрированных изданиях начала века, где обилие изображений донских казаков, особенно батальных сцен. Были предприняты обширные изыскания в архивохранилищах Москвы и Ленинграда, в музеях Ростова-на-Дону, Новочеркасска, Вешенского районного музея, а также у современных жителей Верхнего Дона с целью выявления портретов исторических деятелей и сцен с их изображением. Таковы, например, казак-революционер Михаил Блинов, командующий фронтом Шорин, герой гражданской войны Щаденко и другие. Упомянем лишь одну любопытную подробность: был обнаружен единственный, как считают, экземпляр журнала "Коммунист", где в 1915 году в Женеве напечатана статья В. И. Ленина "Крах II Интернационала" (отрывок из нее как раз цитирует офицерам Бунчук).

Роман "Тихий Дон", иллюстрированный фотодокументами (общее число их 96), вышел в свет в 1980 году в издательстве "Молодая гвардия". На основе подлинных материалов, а также натурных съемок в станице Вешенской и в прилегающих хуторах был снят документальный кинофильм ""Тихий Дон": за строкой романа" (Центрнаучфильм, режиссер Л. Цветкова).

Автору данной статьи выпала большая удача - неоднократно встречаться и беседовать с Михаилом Шолоховым в Вешенской. Писатель чрезвычайно интересовался историческими подробностями сюжета романа, очень любил рассматривать подлинные фотографии той эпохи (в том числе и те, которые воспроизведены здесь). Теперь, когда автор "Тихого Дона" ушел из жизни, каждое его замечание драгоценно для всех нас.

Нет сомнения, что изучение исторических реалий шолоховской эпопеи только начинается. Сделаны лишь первые шаги. И, бесспорно, - на этом пути исследователей ждут интересные открытия.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru