Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

О некоторых особенностях миниатюр Никомидийского евангелия (И. П. Мокрецова)

В 1977-1979 гг. во ВЦНИЛКР (ныне ВНИИР) проводилась реставрация одного из интереснейших памятников византийского искусства - так называемого Никомидийского евангелия*. Рукопись обычно датируется XIII в. О ней известно следующее: в середине XIX в. рукопись была приобретена киевским жителем В. В.Добровольским у некоего болгарина, который в свою очередь купил ее в Никомидии. В 1880 г. Евангелие приобрели для церковно-археологического музея при Киевской духовной академии. Эти сведения сообщаются Н. И. Петровым в трех статьях, посвященных этой рукописи**. С 1923 г. она хранится в Научной библиотеке АН УССР.

* (Киев, Центральная научная библиотека АН УССР, ДА 25 л.)

** (Н. И. Петров. Миниатюры и заставки в греческом евангелии XI-XII вв. и отношение их к мозаическим и фресковым изображениям в Киево-Софийском соборе. - "Труды Киевской духовной академии", 1881, вып. 5, с. 78-100; он же. О миниатюрах греческого Никомидийского евангелия (XIII в.) в сравнении с миниатюрами евангелия Гелатского монастыря XI в. - "Труды археологического съезда в Тифлисе, 1881". М., 1887, с. 170-179; он же. Миниатюры и заставки греческого евангелия XIII века. - "Искусство", Киев, 1911, № 1, с. 117-130, № 4, с. 170-192; см. также: А. Bank. Les monuments de la peinture byzantine du XIII-e s. dans les collections de l'URSS. - "L'art byzantine du XIII-e siecle". Beograd, 1967.)

Кодекс состоит из 325 пергаментных листов. Пронумерована рукопись одним из ее владельцев в XIX в. с оборотной стороны. В ней 20 миниатюр (по свидетельству В. В. Добровольского, предыдущий владелец поминал еще одну - утраченную при нем) и четыре заставки. В одной из статей Н. И. Петрова можно усмотреть намек на наличие переплета еще в 80-е годы. На реставрацию Евангелие поступило в современном картонном переплете, обтянутом зеленой хлопчатобумажной тканью, изготовленном, видимо, в 20-е годы нынешнего столетия.

Рукопись требовала всесторонней реставрации: распрямления покоробленных пергаменных листов, их подклейки, укрепления миниатюр и безусловной замены переплета. Работа по реставрации проходила следующим образом: был снят переплет; тетради книжного блока разброшюрованы; со сгибов листов (фальцев) был удален засохший столярный клей, с помощью которого при последнем переплете реставраторы, видимо, рассчитывали сброшюровать как отдельные тетради, так и оторванные листы. Все это лишь усилило деформацию пергамена и, следовательно, ухудшило состояние миниатюр. При настоящей реставрации все листы рукописи были очищены от загрязнений, распрямлены способом "отдаленного увлажнения"; миниатюры рукописи укреплены, и часть их демонстрировалась уже в реставрированном виде на выставках в Москве в 1977 г.: "Искусство Византии в собраниях СССР"* и реставрационной в Академии художеств. Конечным этаном реставрации кодекса явилось изготовление специального реставрационного переплета с замками, обеспечивающего рукописи дальнейшую сохранность**.

* ("Искусство Византии в собраниях СССР". Каталог выставки, ч. 3. М., 1977, с. 21-22.)

** (См.: I. Mokretsova, G. Bykova, Y. Phinogenova, Y. Serov. Treatment of a Greek Thirteenth-Century Manuscript. - "ICOM Committee for Conservation. 5-th Triennal Meeting". Zagreb, 1978.)

Реставрация Никомидийского евангелия, а именно - разброшюровка его листов - предоставила прекрасные возможности для изучения миниатюр этой рукописи. Самым эффективным методом оказалось визуальное исследование миниатюр с их постоянным сопоставлением, различными вариантами распределения по группам, т. е. использовались возможности, которые могла предоставить лишь разброшюрованная рукопись и которые никогда не смогут заменить самые совершенные фотографические воспроизведения. Некоторые миниатюры просматривались в ультрафиолетовых лучах, Со всех миниатюр были сделаны рентгеновские снимки, были взяты пробы красок и проведены анализы отдельных пигментов*. Но в данном случае УФЛ ничего не выявили, а рентген оказался недостаточно эффективным из-за многочисленных осыпей красочного слоя при общем небольшом размере миниатюр: из-за малой величины сохранившихся фрагментов живописи невозможно было получить представление о "почерке" отдельных художников, т. е. характере нанесения пробелов, всегда различных и хорошо выявляемых рентгеном. Так что решающим способом исследования миниатюр Никомидийского евангелия оставался обычный визуальный метод. В результате удалось сделать любопытные выводы о работе византийского скриптория, где миниатюры исполнялись весьма большим коллективом художников.

* (См. статью М. М. Наумовой в настоящем томе.)

Сходство письма Никомидийского евангелия и рукописи того же времени - Евангелия, ГПБ. греч. 105 ("Карахиссарского") - заставляло в какой-то мере усматривать сходство и в миниатюрах обеих рукописей. Миниатюры Карахиссарского евангелия, полностью опубликованные еще в 1936 г.*, в настоящее время сильно осыпались и тем не менее дают достаточное представление о непритязательном искусстве его художников: весьма корявом рисунке и кричащем колорите с превалирующим ядовито-розовым цветом. Но ту и другую рукопись отмечает богатая иконографическая программа, хотя и не полностью совпадающая. Этим, а также очень плохой сохранностью, и исчерпывается сходство миниатюр двух кодексов, так как качество живописи в Никомидийском евангелии иного - более высокого порядка.

* (Е. С. Colwell, И. В. Willoughby. The Four Gospels of Karahissar, vol. I-II. Chicago, 1930, A. Bank. Op. cit.)

Следует отметить общую для всех миниатюр Никомидийского евангелия особенность: осыпи красок, иногда сплошные, наблюдаются особенно в нижнем ярусе всех композиций. Значительная часть верхней половины миниатюры занята золотым фоном (тонкий лист, наложенный непосредственно на пергамен), потертым, не везде сохранившимся. Именно в пределах этого фона и немного ниже имеются остатки красочного слоя, по которым можно составить представление о первоначальной живописи миниатюр.

Из общего числа миниатюр особенно выделяются семь композиций. Именно они заслуживают особого внимания и на них следует остановиться. Это две фронтисписные миниатюры - Спас Эммануил в мандорле (л. 1 об.) и Богоматерь на троне (л. 2), четыре портрета евангелистов (лл. 3 об., 94 об., 152 об., 251 об.) и композиция "Жены мироносицы и св. Петр у гроба" (л. 246). Все миниатюры этой группы (назовем ее первой) написаны на отдельных листах. Их отличает очень плохая сохранность: краски с первых трех миниатюр осыпались практически полностью, обнажив первоначальный рисунок. Чуть лучше сохранились изображения Луки (л. 152 об.) - голова его и фигура Марка (л. 94 об.). В миниатюрах, изображающих жен мироносиц и Иоанна и Прохора, краски осыпались главным образом в нижней части листа, а сверху сохранились относительно хорошо. Остатки красочного слоя позволяют предположить, что эти миниатюры выполнены мастером, обладающим тонким колористическим чутьем и прекрасно владеющим арсеналом художественных и технических возможностей византийских художников. Но любопытно другое: рисунок всех портретов евангелистов и жен-мироносиц выполнен предельно схематично и, по всей вероятности, разными мастерами, очевидно, с образцов, может быть, способом механического перевода. Крайним выражением этой схематизации рисунка являются архитектурные кулисы на л. 3 об. - два вытянутых вверх абсолютно "пустых" прямоугольника с полукруглыми завершениями. Совсем иное явление наблюдается в первых двух миниатюрах: открывшийся рисунок выполнен довольно подробно прекрасным рисовальщиком ("Богоматерь на троне" вообще можно считать шедевром рисовального мастерства византийских художников). В то же время поражает контраст между резкими топорными контурами, которыми обозначены трон, подушка, подножие (как столы в портретах евангелистов) и мягкими льющимися линиями рисунка фигур Богоматери и Эммануила (лл. 1 об. и 2). Можно предположить, что какой-то художник высокого класса, работающий вне данного скриптория, скорее всего иконописец, получил отдельные листы с рисунками-схемами. И если традиционные изображения евангелистов, при его виртуозном мастерстве, он мог исполнить по заданной схеме с большой легкостью, то для вводных - заказных - миниатюр, не совсем тривиальных по своей иконографии, художнику необходимо было детализировать, отшлифовать первоначальную схему. Таким образом возникла и маленькая фигурка донатора на л. 2, как бы перерезанная толстым контуром ножки трона. Но все же совокупность ряда признаков живописно-стилистического порядка не оставляет сомнения в принадлежности их одному мастеру-живописцу. Пять миниатюр (кроме "Богоматери" и "Жен мироносиц") были обведены широкой рамкой со ступенчатым орнаментом, выполненным характерной только для этого художника краской густого зеленого цвета, либо синей (части зеленой рамки сохранились, от синей остались лишь намеки). На всех миниатюрах одни и те же составные краски - изысканная светло-сиреневая на одеждах некоторых персонажей, светлая розовато-коричневая на горках (в других миниатюрах в этих случаях используются просто охры), красивая краска холодного светло-зеленого оттенка (гиматии Петра на л. 246 и Марка на л. 94 об.). В миниатюрах один и тот же способ нанесения пробелов (хорошо видно на сохранившихся фрагментах живописи, особенно на лл. 94 об. и 246).

'Св. жены и Петр у гроба'. Никомидийское евангелие, л. 246 XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Св. жены и Петр у гроба'. Никомидийское евангелие, л. 246 XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Спас Эммануил в мандорле. Никомидийское евангелие, л. 1 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Спас Эммануил в мандорле. Никомидийское евангелие, л. 1 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Богоматерь на троне. Никомидийское евангелие, л. 2. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Богоматерь на троне. Никомидийское евангелие, л. 2. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Евангелист Матфей. Никомидийское евангелие, л. 3 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Евангелист Матфей. Никомидийское евангелие, л. 3 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Евангелист Марк. Никомидийское евангелие, л. 94 об. XIII в Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Евангелист Марк. Никомидийское евангелие, л. 94 об. XIII в Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Евангелист Лука. Никомидийское евангелие, л. 152 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Евангелист Лука. Никомидийское евангелие, л. 152 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Сохранившиеся контурные изображения по золоту (следовательно, авторские) символов евангелистов на первой миниатюре (орел, особенно) перекликаются с рисунком крыльев ангела на л. 246 (трактовка оперения). Лик Богоматери (л. 2) схож с ликом ангела (л. 246). Можно также уловить сходство между рисунком лика Спаса (л. 1 об.) и юным Прохором (л. 251 об.). Усматривается сходство и в живописной трактовке и резковатой проработке голов Петра (л. 246) и Иоанна (л. 251 об.) Если обратиться к более мелким деталям, то можно сравнить идентичные изображения поднятой раскрытой правой ладони одной из Марий (л. 246) и Иоанна (л. 251 об.).

Евангелист Иоанн и Прохор. Никомидийское евангелие, л. 251 об. XIII в. Центральная научная библиотека, АН УССР, Киев
Евангелист Иоанн и Прохор. Никомидийское евангелие, л. 251 об. XIII в. Центральная научная библиотека, АН УССР, Киев

Таким образом, сохранившиеся живописные фрагменты этих миниатюр говорят о превосходном и утонченном мастерстве их исполнителя (рисовальщика - имея в виду первые две миниатюры - и живописца), что ставит их в ряд с лучшими памятниками византийского искусства XIII в. и во всяком случае не позволяет приблизить их в художественном отношении к грубоватым, почти лубочным миниатюрам Карахиссарского евангелия.

В этом плане к ним ближе стоят остальные миниатюры рукописи, хотя их также отличает вполне высокий уровень исполнения. Эти тринадцать миниатюр занимают лишь часть листа с текстом, и являются, в полном смысле, книжной иллюстрацией. В отличие от миниатюр первой группы, эти - "повествовательные" - композиции оживлены большим числом действующих лиц (кроме "Благовещения", представленного двумя парными миниатюрами на лл. 155 об. - 156). Им свойствен яркий и пестрый колорит, а рисунок почти повсюду выдает руку далеко не такого опытного рисовальщика, как в первых двух миниатюрах, и не такого живописца-виртуоза, который смог бы обойтись одной схемой (как в остальных миниатюрах первой группы), т. е. все первоначальные эскизы сделаны, очевидно, с образца, а затем детально проработаны.

'Благовещение'. Деталь. Архангел Гавриил. Никомидийское евангелие, л. 155 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УСЬР, Киев
'Благовещение'. Деталь. Архангел Гавриил. Никомидийское евангелие, л. 155 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УСЬР, Киев

'Благовещение'. Деталь. Никомидийское евангелие, л. 156. XIII в. Центральная научная библиотека ЛИ УССР, Киев
'Благовещение'. Деталь. Никомидийское евангелие, л. 156. XIII в. Центральная научная библиотека ЛИ УССР, Киев

Две миниатюры из этой группы - "Вознесение Христа" (л. 151 об.) и "Уверение Фомы" (л. 323) отличает ряд особенностей, позволяющих определить их принадлежность одному художнику: это сравнительная с остальными композициями их "многонаселенность" при малых размерах (10×7,5 и 9×8,5), особенный сдержанный колорит с преобладанием синего цвета и своеобразный характер разрушения красочного слоя - мелкими чешуйками.

'Вознесение Христа'. Никомидийское евангелие, л. 151 об. XIII в, Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Вознесение Христа'. Никомидийское евангелие, л. 151 об. XIII в, Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

'Уверение Фомы'. Никомидийское евангелие, л. 323. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Уверение Фомы'. Никомидийское евангелие, л. 323. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Судить об исполнителях остальных миниатюр значительно сложнее и из-за их плохой сохранности, и из-за отсутствия в них ярко выраженного индивидуального художественного языка. Интересным является то, что несмотря на внешнее единообразие, над ними работали разные художники. Например, в четырех сценах, где представлен Христос примерно в одинаковой позе (трехчетвертной поворот с вытянутой в благословляющем жесте правой рукой - "Исцеление слепого", л. 283 об.; "Воскрешение Лазаря", л. 292; "Христос у Симона фарисея", л. 296; "Омовение ног", л. 298 об.), только в двух случаях можно предположить авторство одного художника (лл. 283 об. и 292). Прибегая не только к художественному анализу, но и к таким побочным данным, как палеография (надписи киноварью на золотом фоне), сравнение контуров нимбов, обрамления миниатюр и элементов декора на архитектурных кулисах, можно выделить еще одну группу миниатюр, исполненную, по всей вероятности, одним мастером. Это - "Благовещение" (лл. 155 об. - 156), "Исцеление слепого" (л. 283 об.), "Воскрешение Лазаря" (л. 292), "Явление Христа Марии Магдалине" (л. 321 об.).

'Исцеление слепого'. Никомидийское евангелие, л. 283 об. XIII в. Центральная научная библиотека, АН УССР, Киев
'Исцеление слепого'. Никомидийское евангелие, л. 283 об. XIII в. Центральная научная библиотека, АН УССР, Киев

'Воскрешение Лазаря'. Никомидийское евангелие, л. 292. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Воскрешение Лазаря'. Никомидийское евангелие, л. 292. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

'Омовение ног'. Никомидийское евангелие, л. 298 . XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Омовение ног'. Никомидийское евангелие, л. 298 . XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

'Христос у Симона фарисея'. Никомидийское евангелие, л. 296. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Христос у Симона фарисея'. Никомидийское евангелие, л. 296. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

'Явление Христа Марии Магдалине'. Никомидийское евангелие, л. 321 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Явление Христа Марии Магдалине'. Никомидийское евангелие, л. 321 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Миниатюра "Христос и Иоанн Предтеча" (л. 254 об.), выполненная на отдельном листе без текста, отличается от остальных и необычной иконографией, и чрезмерно вытянутыми пропорциями фигур, и корявым рисунком, и мрачноватым колоритом. Не исключено, что она также была исполнена "на стороне", но мастером более низкого класса, нежели автор миниатюр первой группы.

Христос и Иоанн Предтеча. Никомидийское евангелие, л. 254 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Христос и Иоанн Предтеча. Никомидийское евангелие, л. 254 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Три миниатюры - "Явление Христа святым женам" (л. 92 об.), "Распятие" (л. 317), "Сошествие во ад" (л. 320) - трудно связать в стилистическо-художественном отношении как между собой, так и с остальными композициями. Остается предположить, что все они были исполнены разными мастерами.

Но самым удивительным обстоятельством является то, что все четыре заставки к евангелиям также принадлежат различным художникам. Это воспринимается тем наглядней, что содержание и композиция их одна и та же: полуфигура Христа Эммануила в медальоне, окруженная орнаментальной рамкой (лл. 4, 95, 153, 252). В каждом случае усматривается разная графическая и живописная трактовка ликов, использование различных красок в каждой заставке (в одном случае, например, синяя более тусклая; в другом - яркая, хотя повсюду это - ультрамарин), для моделировки складок на одежде Эммануила в одних случаях используются белила, в других - чернила и т. д. Необходимо отметить, что все четыре заголовка под заставками выполнены различными почерками (вероятно, их писали исполнители заставок).

'Распятие'. Никомидийское евангелие, л. 317. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Распятие'. Никомидийское евангелие, л. 317. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

'Сошествие во ад'. Никомидийское евангелие, л. 320. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Сошествие во ад'. Никомидийское евангелие, л. 320. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

'Явление Христа св. женам'. Никомидийское евангелие, л. 92 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
'Явление Христа св. женам'. Никомидийское евангелие, л. 92 об. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Евангелие от Матфея. Никомидийское евангелие, л. 4. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Евангелие от Матфея. Никомидийское евангелие, л. 4. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Евангелие от Марка. Никомидийское евангелие, л. 95. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Евангелие от Марка. Никомидийское евангелие, л. 95. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Евангелие от Луки. Никомидийское евангелие, л. 153. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Евангелие от Луки. Никомидийское евангелие, л. 153. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Евангелие от Иоанна. Никомидийское евангелие, л. 252. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев
Евангелие от Иоанна. Никомидийское евангелие, л. 252. XIII в. Центральная научная библиотека АН УССР, Киев

Таким образом, можно сделать некоторые выводы о характере работы скриптория, в котором было изготовлено Никомидийское евангелие. Это должна была быть большая мастерская с хорошо налаженным производством иллюстрированных кодексов, следовательно с большим числом не только писцов, по и художников, с обычным для них в скриптории разделением труда (рисовальщики, позолотчики, знаменщики и т. д.). Миниатюры Никомидийского евангелия, вкомпонованные в текст, говорят о тесном сотрудничестве между художниками и писцами. В то же время лучшие миниатюры в рукописях могли быть по особому желанию заказчика и по обычаю мастерской изготовляться "на стороне" каким-нибудь известным мастером, возможно иконописцем (отсюда - особенно плохая сохранность миниатюр первой группы в нашей рукописи, объясняемая несоблюдением художником технологических норм для пергамена). В общем, не исключено, что в иллюстрировании Никомидийского евангелия принимало участие около десяти-двенадцати мастеров.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru