Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

V

Рассмотрение схемы кодикологического построения Лицевого свода приводит к некоторым соображениям. Прежде всего установление очередности введения в оборот писцами новых сортов бумаги* позволяет выявить относительную хронологию работ над Сводом (хотя бы в такой форме как "в то время, когда вводились в использование первые дести бумаги с филигранью "APR под короной первого вида...") и последовательность составления отдельных комплексов.

* (Еще раз отметим, что филиграни одного сюжета дважды (или более) встречающиеся в общей последовательности (например знак "AF" в листах "М-Тр" и "Г-Щ", знак "IR" в листах "ХС-А", "ХС-В", "ЛХ" с одной стороны и в "ЛХ" вторично, "Г-Л", "Л-О-I" и т. д. с другой, знак "ВВ" в листах "ХС-В" и "ЛХ" и вновь в листах "Г-Л", "О-П-Г", "Г-Ш") по графике и метрике собственно эмблем и донных сеток форм являются знаками разных, не синхронно использовавшихся при отливке бумаги форм. Отметим также, что количественные объемы синхронных по бумаге пластов в параллельных комплексах довольно близки. Различия незначительные легко объясняются неодинаковыми объемами текстового и графического материала в данных комплексах (в синхронных пластах), возможно также отчасти и неодинаковой скоростью письма различных исполнителей. Более значительные расхождения в количественных показателях синхронных пластов вполне объясняются последующим вмешательством в готовые уже части рукописей.)

Так, отчетливо видно, что почти сразу же по завершении "ХС-А" были начаты работы по составлению "ЛХ", а время окончания "ХС-В" почти совпадает с началом написания "Л-О-I". Соответственно почти сразу же по завершении "Л-О-I" было начато составление "О-II-Г", а момент завершения "О-I-II" вполне совпадает с началом переписывания "Г-Ш". Эти переходы устанавливаются не только из очередности использования определенных сортов бумаги, но и по палеографическим данным. Так, основная манера письма последних пластов "ХС-В" в качестве основной же выявляется и в "Л-О-I", а затем переходит в "О-П-Г"; основной по манере письма исполнитель "О-I-II" затем работал над перепиской "Г-Ш" и т. д.

Знаки 'Двойная лилия' Польско-Литовского государства (по Ляуцявичусу)
Знаки 'Двойная лилия' Польско-Литовского государства (по Ляуцявичусу)

Однако в схеме кодикологического построения Лицевого свода есть и ряд моментов, требующих специального рассмотрения. Первый из них это своего рода "окно" после завершения "М-Тр". Как показано, группы исполнителей "ХС-А" и "ХС-В" по завершении своих комплексов переключались на переписку "ЛХ" и "Л-О-I" соответственно, тогда как "группа М-Тр" на какое-то время "повисает в воздухе", поскольку сохранившиеся в дошедших до нашего времени рукописях комплексы были начаты исполнением значительно позднее. Вместе с тем Летописная часть Лицевого свода в дошедшем до нас объеме (по хронологии) открывается известием о венчании Владимира Мономаха в 1114 г., т. е. в Своде отсутствует изложение первых веков российской истории от начала Руси до 1113 г. - или Повесть временных лет. В литературе высказывалось мнение, что рассказ о начальном периоде истории России и вовсе не включался в состав Свода. Однако сознательное отбрасывание целого периода в истории государства, в особенности в историографии XVI в., представляется невероятным. Русские летописцы по давней традиции испытывали к Повести временных лет высокое почтение и стремились именно ею (в разных редакциях, разумеется) открывать свои произведения. Повестью временных лет открывается и Никоновская летопись, положенная в основу Лицевого свода. Более того, сама концепция мировой истории, развиваемая в Лицевом своде* уже требовала пространного повествования о начальном этапе Российского государства. Предположим, что составители Свода включили Повесть временных лет в свой памятник. Если при этом соотношение словесного и графического повествования для нее было таким же, как и для других периодов исторического рассказа, то в редакции Никоновской летописи Повесть заняла бы примерно 700-750 листов**. Но почти такой же интервал по последовательности бумаги есть и между окончанием "М-Тр"*** и началом "Г-Л"****. Таким образом, предположение наше не является таким уж фантастическим, как могло показаться с первого взгляда*****. Поэтому в схеме Лицевого свода мы пунктиром и решились наметить контуры утраченной Повести временных лет******.

* (Подробней см. в нашей статье: А. А. Амосов. "Античная" библиотека Ивана Грозного. К вопросу о достоверности сохранившихся известий об иноязычном фонде библиотеки московских государей. - "Книжное дело в России XVI-XIX вв. Сборник научных трудов". Л., 1980, с. 11-14.)

** (Подсчеты количества типографских знаков в на борном тексте тт. IX-XIII "ПСРЛ" показывают, что усредненная страница наборного текста в данных томах "укладывается" (опять-таки в среднем, с большими разбросами в конкретных случаях) примерно в 5-5,5 листов рукописей Лицевого свода. Повесть временных лет в редакции Никоновской летописи занимает в т. IX "ПСРЛ" 143 усредненные же страницы набора (при этом надо иметь в виду, что некоторые известия Повести в Никоновской дублируют соответствующие известия Хронографической части Свода, при разметке текста для "перевода" его на язык Свода дублирующие известия могли быть и исключены). Перемножая числа и получаем количество листов 700-750, с возможным отклонением ±5%.

*** (Последние листы "М-Тр" исполнены на бумаге с филигранью "PR под лилией" (объем пласта ок. 40 листов). Конец Троянской истории в Своде утрачен, однако из сопоставления текстов видно, что пропало не так уж много листов: История могла быть завершена еще на бумаге со знаком "PR" или в ближайших следующих листах с филигранью "BV под короной". Объем пластов с филигранью "BV" составляет 130 листов в в "ХС-А" и 126 листов в "ХС-В"; объем следующего по эталонному ряду пласта с филигранью "IB" в "ХС-В" равен 143 листам, а в "ХС-А" + "ЛХ" - 123 листам (но нужно учитывать интервал от завершения "ХС-А" до начала "ЛХ"); далее в "ХС-В" следует 149 листов пласта с определяющими знаками "APR" и "ВВ", а в "ЛХ" - 129 аналогичных листов; наконец, после этого в "ЛХ" 338 листов с основным знаком "APR", но в "Г-Л" количество такой бумаги равно 49 листам. Таким образом, реальное "окно" в схеме кодикологического построения Лицевого свода вполне соответствует теоретически исчисленному количеству листов, необходимых для размещения Повести временных лет.)

**** (Для более убедительного доказательства данного предположения следует обстоятельно сравнить манеру письма в "М-Тр" и "Г-Л", что однако весьма затруднительно, поскольку "М" хранится в ГЙМ, а "Г" и "Л" в ГПБ. Сравнением манер письма по фотографиям, даже приведенным к одному масштабу, нельзя получить столь уверенных заключений, как при сравнении письма подлинных рукописей. Наши наблюдения манеры письма в "М-Тр" и "Г-Л", сделанные с интервалом в несколько месяцев (когда зрительное впечатление о манере письма, разумеется, уже отчасти стерлось) даже при самом осторожном подходе к интерпретации палеографических примет не исключают предложенного соотношения рукописей.)

***** (Б. М. Клоссом неоднократно сообщалось в докладах в Москве и Ленинграде об открытии следов восковой и карандашной разметки на листах Никоновской летописи по списку Оболенского, который (по мнению Б.М. Клосса) был непосредственным оригиналом для составителей Свода. На листах, содержащих текст Повести временных лет в данном списке есть многочисленные следы от восковых капель и пометы карандашом; т. е. если список Оболенского действительно был оригиналом Летописной части свода, то разметка Повести в нем говорит во всяком случае о подготовке к переписыванию ее. Отметим кстати, что предположение Б. М. Клосса о списке Оболенского как оригинале Летописной части Свода будет существеннейшим образом подкреплено, если данный список Никоновской летописи делится на целое число тетрадей (или, хотя бы листов) в соответствии с границами установленных нами комплексов Лицевого свода.)

****** (Возможно, что еще в XIX в. Повесть временных лет из Лицевого свода существовала. А. Е. Пресняков ("Царственная книга...", с. 11) со ссылкой на митрополита Евгения указывал, что в 1817 г. некий купец Чернов нашел часть какой-то лицевой летописи. Этой летописью не мог быть ни один из известных ныне томов Лицевого свода, поскольку судьба их и местонахождение за эти годы известны. В том же, что рукопись купца Чернова была именно летописью, а не сборником житий, например, сомневаться не приходится - митрополит Евгении был достаточно квалифицированным археографом, чтоб определить содержание памятника. Не была ли рукопись Чернова как раз Повестью временных лет из состава Лицевого свода?)

Второй момент, требующий объяснения - "незаконное" начало работ над оформлением "О-I-II". Если принять нашу гипотезу о вхождении в Свод Повести временных лет (впрочем, если не принимать, то вопрос не снимается, но еще более осложняется), то последовательность написания отдельных комплексов становится более четкой, выявляются "рабочие группы" каждого комплекса, от начала оформления памятника и до его завершения. Но при этом остается открытым вопрос об основном исполнителе "О-I-II". В известных сейчас рукописях Свода (включая и примыкающие к нему "Е" и "Н") не вычленяется комплекс, завершение которого бы предшествовало началу переписки "О-I-II". В принципе возможны два объяснения этого явления. Возможно, что оказался совершенно утраченным какой-либо кодекс, занимавший соответствующее место в относительной хронологии работ над Сводом. Более вероятным однако нам представляется следующее. На каком-то моменте работ, именно, когда подходили к концу запасы бумаги, маркированной знаком "APR" первого вида, и приближались сроки введения в оборот новой бумаги (в данном случае маркированной знаком "Двойная лилия"), руководителями работы было принято решение ускорить дело, и из наличного состава мастеров, работавших над Сводом*, в дополнение к трем параллельно работавшим группам была сформирована еще одна, четвертая. При этом изначально установленного объема работ третьей группы, оформлявшей "Л-О-I", были изъяты тексты, освещающие период Дмитрия Ивановича Донского. Большого ускорения работе это не придало, но вызвало дальнейшее изменение в организации работ по переписке рукописей Свода**. Дополнительные аргументы в пользу данного предположения будут приведены ниже.

* (В том, что группа для самостоятельной работы была создана без привлечения сторонних лиц можно судить из того, что манера письма основного писца нового комплекса уже эпизодически встречается и в прежних комплексах. То же можно сказать и о манерах художников, оформлявших миниатюры нового комплекса. )

** (Создание четвертой параллельной группы привело к тому, что группа "Л-О-I" закончила работу значительно раньше, чем это было бы согласно первоначальному разделению. Высвобождение группы по завершении "Л-О-I" позволило и раньше начать переписывание истории княжения Василия Дмитриевича; завершение "О-I-II" позволило раньше начать переписывание истории княжения Ивана III, но общий выигрыш во времени был не столь значителен - примерно 300 готовых листов.)

Третий момент, вскрывающийся из рассмотрения кодикологической схемы, - "исчезновение" одной из групп. После сформирования "четвертой" группы мастеров какое-то время, именно - пока в наличии была бумага маркированная последовательно: "Двойной лилией", "Ш" и "RR", без эмблематической филиграни и наконец "BF", - работы производились параллельно четырьмя потоками. Завершение "О-I-II" привело к началу переписывания "Г-Ш" - это имело место незадолго до исчерпания запаса бумаги с филигранью "BF". Но вскоре же после того как в обороте появилась бумага с филигранью "ВВ" второго вида, "ЛХ" был завершен (по крайней мере в дошедшем до нас виде)*. Однако новый комплекс начат сразу же не был, хотя материалов для работы одновременно четырех групп было еще достаточно - оставалось впереди еще около 35-40% общего объема задуманного труда. Думается, что группа "ЛХ" была расформирована (если можно это выражение использовать применительно к XVI в.) и ее участников стали использовать по мере надобности для разного рода исправлений, дополнений, подмен и т. п.

* (В сохранившейся части "ЛХ" рассказ доведен до царствования Константина Багрянородного. Насколько можно судить по известным спискам Елинского летописца второй редакции (положенного в основу Хронографической части Свода), остающийся текст памятника, включая Повесть о взятии Константинополя латинами, мог быть размещен на сравнительно небольшом (в пределах 100-120) количестве листов. (Следует напомнить читателю, что Повесть о взятии Константинополя латинянами, а так же исторические события, связанные с судьбами стран "византийского ареала", включены в изложение общерусской истории начиная с 1204 г. - Ред.))

Рассмотрение схемы Лицевого свода наводит и еще на одно соображение. В листах "Ц" (сохранившейся до нашего времени необрезанной при переплетах) в изложении событий 1542-1547 гг. есть по нижнему полю пометы: "4-я часть", а в изложении событий с момента венчания Ивана на царство - "Царственная 1-я часть". Вероятно, пометы такого рода, указывающие на принадлежность листов к определенному комплексу, были и на нижних кромках всех других листов (как и особого рода нумерация листов, также сохраненная в нескольких вариантах на листах "Ц"), но впоследствии оказались срезанными при переплетениях. Пометы эти породили даже своего рода "микролитературу" - в некоторых работах ставился вопрос о том, как следует понимать их и какие четыре части Свода предшествовали "Царственной первой части". Из состава выделенных нами комплексов нетрудно заметить, что "Г-Л" (+ утраченная Повесть временных лет) вели рассказ от начальных времен Российской истории и государственности вплоть до установления монголо-татарского ига (до 1240 г.). Комплекс "Л-О-I" и продолжающий его "O-I-II" повествуют о событиях времени Александра Невского (блистательные победы Александра как бы возобновляют мажорные тона изложения отечественной истории, поблекшие после повествования о Батыеве нашествии), и до времени Дмитрия Донского включительно; Александр Невский высоко почитался московским правящим домом, поскольку собственно московская линия Рюриковичей была основана сыном Невского Даниилом, но не меньшим почтением пользовался и Дмитрий Донской, первый победитель татарщины. Т. е. "Л-О-I" и "О-I-II" давали историю блистательно начатую и не менее ярко завершенную. "О-II-Г" по сути дела повествует об истории возвышения Москвы и постепенного, через последние усобицы и гражданские войны, становления единого централизованного государства. Наконец "Г-Ш" - это история уже подлинно Великого княжества Московского вплоть до преобразования его (если учитывать "до-царский"" период детства и отрочества Грозного) в новое - высшее, по представлениям людей того времени, - качество, царство. Разумеется, это лишь частные соображения; но так ли уж они безпочвенны?

Решаемся утверждать, что дальнейшая разработка намеченных в настоящем разделе направлений позволит получить интересные результаты.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru