Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

IV

"Приведение" "Летописания лет старых" к эталонному ряду, созданному на основе "ЛХ", облегчается тем обстоятельством, что уже Н. П. Лихачев опубликовал большую часть филигран ей Лицевого свода, а для некоторых указал и полистное расположение (к сожалению, далеко не всегда). Так, Н. П. Лихачевым указано, что филигрань "Двойная лилия" помимо "ЛХ" встречается также еще и в "Г", "Л", "О-I", а бумага без филиграни также в "Л", "О-I" и "О-II". Очевидно, что бумага одного сорта и одних форм использовалась одновременно, а, значит, соответствующие части "Г", "Л", "О-I" и "О-II" создавались параллельно тождественным пластам "ЛХ", и дело, как может показаться, сводится к задаче установления палеографических рубежей, разграничивающих части названных кодексов. Однако выше показано, что установление палеографических рубежей на основании только лишь графики письма с надлежащей надежностью сейчас невозможно. Полистное расположение знаков, отчасти приведенное Н. П. Лихачевым, позволяет наметить модели для разбивки "Летописания лет старых" на параллельные комплексы. Просчитав возможные варианты, мы остановились на одной из таких моделей и проверили ее сплошным просмотром всех томов данной части Лицевого свода. Исходным моментом для просмотра было не разделение материала по современным рукописям, а последовательность чтений, установленная О. И. Подобедовой, начиная с эпизода венчания Владимира Мономаха.

Чтение в "Г" на л. 1, открывающее комплекс листов, перемешанных ныне между "Г" и "Л" и содержащих изложение событий 1114-1240 гг., начато исполнением на бумаге с филигранью "IRI в картуше под короной". Однако уже следующие листы маркированы знаком "APR", и в целом структура комплекса может быть представлена следующей таблицей:

Как видно из табл. II, комплекс "Г-Л" в первом-шестом пластах вполне параллелен "ЛХ" в его третьем-восьмом пластах. Но поскольку восьмой пласт "ЛХ" в его сохранившемся виде содержит ныне лишь 37 листов, то прерывающийся эталонный ряд может быть продолжен во времени уже на материале "Г-Л".

Таблица II. Кодикологическая структура комплекса 'Г-Л'
Таблица II. Кодикологическая структура комплекса 'Г-Л'

Манера письма в "Г-Л", принятая со второго листа (в первом листе комплекса и чернила и письмо отличаются), продолжается весьма устойчиво, но несколько раз перебивается. Так, в лл. 28-31 "Л" (в рамках второго пласта) письмо и чернила не соответствуют основной манере письма комплекса; то же можно наблюдать в лл. 58-60 "Л" (третий пласт), в лл. 84-86 "Л" там же (но здесь это очень слабо выражено), возможно - в лл. 265-272 "Л" (в четвертом пласте), очень четко в лл. 333 "Л" (пятый пласт) и в лл. 244-245 "Г" (восьмой пласт). Резко отличается манера письма также в лл. 539-569 "Л" (шестой пласт), причем в рамках этих листов письмо представляется нестабильным также. Эти отклонения являются следствием вмешательства в готовившийся кодекс.

Комплекс "Г-Л" завершается л. 375 "Г". Продолжение повествования, согласно таблице О. И. Подобедовой, следует в л. 898 "Л" (Повесть об Александре Невском). В этом месте при переходе из "Г" в "Л" впервые (в более ранних переходах этого не наблюдалось) ясно виден палеографический рубеж: кардинально меняется не только вся манера письма, но и основной художник миниатюр, и знаки бумаги. Поэтому можно утверждать, что л. 898 "Л" открывает новый комплекс, разделенный ныне между "Л" и "О-I" (с включением также и пяти листов из "Г"). Структура данного комплекса, обозначаемого далее как "Л-О-I" и включающего повествование о событиях 1240-1362 гг. (т. е. от Невской битвы со шведскими захватчиками до начала великого княжения князя Московского Дмитрия Ивановича, в будущем Донского), представлена в таблице III*.

* ("Остермановские" тома Лицевого летописного свода оказались при переплете обрезанными намного сильней, нежели все другие рукописи, поэтому филиграни бумаги в данных томах довольно часто утрачены (срезаны) или представлены лишь незначительными фрагментами. Конкретные цифры, обозначающие количества листов с определенными знаками, приводимые в таблицах ниже, могут несколько колебаться в ту или иную сторону, поскольку метрическое определение бумаги на основании интервалов понтюзо и частоты вержеров при отсутствии интервала с филигранью (хотя бы и не просматривающейся из-за густой раскраски) не дает полной гарантии уверенного определения. Впрочем, отдельные неопределенные листы среди массы отождествленных не изменяют общей картины, если, конечно, именно на эти листы не приходится резкое изменение манеры письма и цвета чернил, т. е. выраженные палеографические рубежи. По счастью, знаки бумаги, непосредственно прилегающие к палеографическим рубежам в Остермановских томах Свода, поддаются вполне надежному определению.)

Таблица III. Кодикологическая структура комплекса 'Л-О-I'
Таблица III. Кодикологическая структура комплекса 'Л-О-I'

Из табл. III следует, что три пласта "Л-О-I" вполне параллельны 3-5 пластам "ЛХ") (и отчасти также 1-3 пластам "Г-Л"). В первых ста двенадцати листах данного комплекса (тех, что в составе "Л") через каждые несколько листов заметно меняется манера письма. Можно утверждать, без большого риска ошибиться, что к оформлению этих листов приложили руку по меньшей мере три писца, настолько несходны манеры письма. Чередование различных манер письма имеет очень четкую закономерность, на которой, впрочем, мы здесь останавливаться не будем. При переходе повествования из "Л" в "О-I" одна из представленных в начале комплекса манер письма* становится безусловно господствующей и без заметных изменений продолжается до л. 532**. Лист 532 об. завершает рассказ о распре Дмитрия Ивановича Московского и Дмитрия Константиновича Суздальского и об изгнании последнего из Владимира.

* (При переходе из "Л" в "О-I" утрачено несколько листов. Судя по объему текста в Никоновской летописи можно предположить, что пропало не более 3-4 листов. Подобные незначительные утраты есть и далее в составе "О-I". Но есть и утраты текста более обширные. Так, между л. 144 и 145 "О-I" по тексту устанавливается большой пробел (ср.: "ПСРЛ", т. X, с. 161-166); из сопоставления с Никоновской летописью можно примерно подсчитать, что утрачено здесь не менее 30-35 листов (судя по филиграням соседних листов утраченные листы должны были иметь преимущественно знак "ARR"). Между лл. 244-245 по тексту устанавливается утрата примерно 15-20 листов, исполненных в свое время - судя по знакам соседних - на бумаге с филигранью "Двойная лилия".)

** (Сколько-нибудь заметных накладок в манере письма данного комплекса в составе "О-I" пет, лишь в лл. 387-388 можно предполагать следы вмешательства иного писца. Смены орудия письма и чернил подчиняются охарактеризованной выше "системе волн".)

Лист 533 начинается киноварным заголовком под миниатюрой и является как бы вводным к изложению истории великого княжения Дмитрия Ивановича. Здесь ясно виден палеографический рубеж, сменяются манера письма и чернила; здесь же сменяется и бумага, т. е. в л. 533 мы имеем начало нового комплекса, разбитого в настоящее время между "О-II" и "О-II". Структура его следующая.

При более детальных реконструкциях первоначального состава Лицевого летописного свода подобные утраты необходимо учитывать. Если использовать разработанную нами методику определения соотношения словесного и графического повествования в Лицевом своде*, то можно подсчитать количество утраченных листов достаточно достоверно, с точностью до одного-двух. Здесь таких подсчетов не производим, поскольку характера картины они не меняют, но лишь уточняют отдельные детали.

* (См. об этом: А. А. Амосов. Сказание о Мамаевом побоище в Лицевом своде Ивана Грозного. Заметки к проблеме прочтения миниатюр Свода. - "Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР", т. XXXIV. Л., 1979.)

Таблица IV показывает, что пять (а фактически - четыре, поскольку несколько первых листов, маркированных знаком "APR" и открывающих комплекс, за пласт могут считаться лишь номинально) пластов "О-I-II" вполне параллельны соответствующим пластам "JIX" (равно как и "Г-Л" и "Л-О-I"). Манера письма данного комплекса очень устойчива и без заметных накладок следует до конца "О-I", переходит в "О-II" и продолжается там до л. 345, завершающего изложение мелких событий, помещенных после Слова о житии князя Дмитрия Ивановича.

Таблица IV. Кодикологическая структура комплекса
Таблица IV. Кодикологическая структура комплекса "O-I-II"

Лист 346 "О-II" открывается киноварным заголовком под миниатюрой и начинает изложение истории княжения Василия Дмитриевича. При внимательном просмотре заметно некоторое изменение в манере письма и цвете чернил. Сменяется также и сорт бумаги. Тем самым и здесь мы вновь имеем начало нового комплекса, обозначаемого далее как "О-II-Г" (и включающего также первые 25 листов "Ш"), повествующего о событиях 1389-1461 гг. Комплекс "О-II-Г" начат исполнением на бумаге с филигранью "IR" и "PR", вполне тождественными знакам пятого пласта "ЛХ". Структура его следующая.

Как следует из табл. V, очередность использования бумаги с филигранями разных видов вполне совпадает с эталонным рядом, представленных "ЛХ" и продолженным в "Г-Л". По палеографическим особенностям данный комплекс едва ли не самый сложный. Манере письма неоднократно меняется, причем в ряде случаев изменения очень слабо выражены. Однако в комплексе можно выделить основную манеру письма, которая неизменно проявляется после разного рода накладок и перебивов и продолжается вплоть до л. 888 "Г", до рассказа о кончине великого князя Василия Васильевича.

Таблица V. Кодикологическая структура комплекса 'О-II-Г'
Таблица V. Кодикологическая структура комплекса 'О-II-Г'

Лист 889 "Г", открывающий рассказ о княжении Ивана III, подобно двум предшествовавшим комплексам дает четко выраженный палеографический рубеж и открывает последний в составе "Летописания лет старых" комплекс листов. Первые листы комплекса, обозначаемого далее как "Г-Ш", исполнены на бумаге с филигранью "BF под короной", далее последовательность введения сортов бумаги в "Г-Ш" представляет следующую картину.

Таблица VI. Кодикологическая структура комплекса 'Г-Ш'
Таблица VI. Кодикологическая структура комплекса 'Г-Ш'

Таким образом, в пяти первых пластах комплекс "Г-Ш" совершенно параллелен эталонному ряду, а в шестом пласте дает материал и для продолжения эталонного ряда во времени (что весьма важно для установления кодикологической структуры "Летописания лет новых").

Выделение из Лицевого свода как целого отдельных комплексов, написание и оформление которых производилось параллельно работавшими группами более или менее одновременно, позволяет и наглядно представить кодикологическую структуру всего памятника. В сохранившихся до нашего времени частях Лицевой летописный свод может быть "разложен" единственно возможным образом, именно - представленным в виде схемы. Всякая другая раскладка всех сохранившихся листов памятника неосуществима без многочисленных противоречий и несоответствий. В предлагаемой схеме мы приводим развертку Хронографической и Летописной частей Свода, оставляя за рамками Библейскую часть ("М-Б" - первая часть "Музейского сборника") и "Летописание лет новых" ("С" и "Ц")*.

* (Соотношение "М-Б" с Хронографической частью Лицевого свода рассмотрено нами ранее (см.: А. А. Амосов. К вопросу о времени происхождения..., с. 33-35). О кодикологическом соотношении "Летописания лет новых" с предшествующими рукописями говорится в другой работе: А. А. Амосов. Датировка и кодикологическая структура "Истории Грозного"... (см. сн. 12). В "генерализующей" схеме Лицевого свода "М-Б" располагалась бы левей и выше, а комплексы "С-Ц" правей и ниже всех комплексов, означенных на данной схеме.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru