Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мелкий устав

Мелким уставом, как уже говорилось выше, написан текст на лл. 2а-11б ("псалмы избранные"), 264а-266б ("канон-молебен пречистой богородице" и "песнь полунощная"), приписки на лл. 206а, 221а и буквенные лабиринты на лл. 127б и 263а. Рассмотрев палеографические особенности мелкого письма в начале книги, в середине и в ее конце можно с уверенностью утверждать, что письмо на указанных листах Норовской псалтири выполнено в одно и то же время. По составу и основным начертаниям буквенных знаков мелкое письмо в различных местах в книге не содержит каких-либо различий. Несомненным единообразием характеризуются все его палеографические приемы. При этом, сравнив палеографические особенности начертаний строчных букв, а также выносных и декоративных мелкого письма с крупным и средним, можно сделать вывод об общности у них большинства приемов письма и весьма незначительных различиях. Для буквенных начерков мелкого устава в целом характерен общий с крупным и средним письмом геометрический принцип. С достаточной четкостью в мелком письме соблюдаются границы верхнего и нижнего уровня строки. Постоянными для всего письма Норовской псалтири являются соотношения высоты и ширины для букв Б, В, Г, Д, И, К, Л, Н, П, Ч, Ъ, Ь, ширина которых составляет примерно половину их высоты. Общие особенности характерны для начерков букв носовых гласных, йотированных гласных и Ю, для букв . Общность палеографических примет крупного, среднего и мелкого устава позволяет предполагать, что мелкое письмо выполнено рукой того же писца, который писал крупным и средним уставом.

Вместе с тем следует отметить, что в ряде случаев в мелком письме начерки букв характеризуются известной небрежностью исполнения, отсутствием строгой тщательности, что закономерно приводит к некоторым отклонениям от геометрического принципа, более четко выраженного в буквенных начерках крупного и среднего письма. Так, увеличивается число вариантов буквенных начерков, при этом среди них появляются новые начертания, не встречающиеся в крупном и среднем письме. К последним относятся начертания буквы Р с круглой головкой, буквы 3 с некрасивым хвостом или с высоко поднятой головкой. В мелком уставе значительно чаще нарушается симметричность правой и левой части перекладины у букв Т и . Появляются начерки Т - одностороннего с высоко вытянутой в междустрочье мачтой. Чаще употребляются начерки буквы 3 "со взметом", буквы Ч без ножки в виде "расщепа". Значительно чаще встречаются нечеткие начерки букв юсов, позволяющие читать одну вместо другой; появляются нечеткие написания букв Ъ, Ь. С другой стороны, в мелком уставе чаще чем в крупном и среднем письме употребляются архаические начертания: .

Некоторые особенности написания букв позволяют выделить среди мелкого письма текст, написанный уставом, переходящим в полуустав (или уставом с элементами полуустава). Признаки полуустава становятся очевидными благодаря нарушениям геометрического стиля буквенных начерков; прямые линии (мачты, перекладины) приобретают некоторую кривизну, а кривые - утрачивают форму правильной дуги. Иногда нарушается стабильность верхнего уровня строки за счет вытягивания мачт в междустрочье, а также за счет употребления лигатур и декоративных букв в середине строки. Довольно чистое междустрочье в крупном и среднем уставе в мелком письме оказывается заполненным значительно большим количеством выносных букв.

В тексте Норовской псалтири встретилось значительное количество сокращенно написанных слов. Одни сокращения сделаны только с помощью знака титла, а другие сокращенно написанные слова имеют выносные буквы. Первый вид сокращений (без выносных букв) - более старый, преимущественно употребляется при написании так называемых "священных" слов (nomina sacra). Среди них:


Второй вид сокращенно написанных слов с выносными буквами отличается большим разнообразием. По традиции одни выносные буквы регулярно покрываются знаком титла, другие - наоборот, почти всегда пишутся без титла. Для отдельных выносных букв возможны оба варианта (с титлом и без него). Так, со знаком титла всегда пишутся выносные С, О, Е; выносные X, Д, Т, , А пишутся над строкой без титла. Выносные К, Ж, Л, М, П употребляются в двух вариантах: с титлом и без него. Буквы Ж, К, Л, М, П над строкой встречаются реже, чем буквы С, О, Е или X, Д, Т, , А. В конце строк сокращения с выносными буквами встречаются чаще, чем в середине. Кроме того, в конце строки наблюдается большее разнообразие букв, которые выносятся в междустрочье. Только в конце строки отмечено употребление выносных букв Г, И, I, Н, Ч, Ш, , , Ы, Ц; значительно увеличивается количество написаний с выносными Ж, К, Л, М; возможны написания, имеющие по два сокращения в одном слове. Встречаются примеры с двумя выносными, иногда с двумя титлами. Кроме того, в конце строки возможны над строкой три и более выносных букв, написанных как по горизонтали, так и по вертикали. Подобные написания относятся и к определенному "декоративному" приему завершения строки.

Начерки выносных букв отличаются от строчных меньшим размером и некоторыми специфическими особенностями, которые, по всей вероятности, появились в силу некоторой "небрежности" или "беглости" написания. Определенная свобода во взмахе пера появляется в начертаниях букв С, О, X. Так, буква С над строкой представляет собой небольшую дужку с утолщением преимущественно в ее нижней части, дуга обычно неправильная, глубина ее может быть различна. Овал буквы О и дуга буквы Е отличаются разнообразием и отсутствием стабильности. Буква X пишется в виде двух пересекающихся тонких линий, причем пересечение этих линий возможно под разными углами друг к другу. У буквы Д нижняя горизонталь, как бы заменяющая знак титла, часто имеет различную длину, иногда горизонталь сопровождается отворотами вниз. Правая линия треугольника обычно несколько длиннее левой, сверху она заканчивается также небольшим крючком, опущенным вниз. Буква над строкой преимущественно пишется в виде крестика различной величины, горизонталь в некоторых случаях приобретает волнообразный характер. Значительно реже буква , над строкой пишется с небольшой петелькой внизу. Начертание буквы А, в надстрочном варианте состоит из небольшой петли, овальной или треугольной, к которой вверху справа присоединяется спинка с волнообразным изгибом (в виде "хвоста сзади")*.

* (См.: А. И. Соболевский. Славянская палеография. СПб., 1909, с. 11.)

Буква Т над строкой часто пишется с укороченной ножкой, что приближает ее к варианту начертания, так называемого "Т на трех ножках". Начертания выносных Ж, К, Л, М, П, Ш в основном сохраняют принципы строчных букв, но отличаются некоторой небрежностью исполнения и уменьшением их высоты. В конце строки встречается над строкой небольшая дужка, раскрытая вверх, она соответствует диграфам ОУ или (л. 233а16 и др.). Встречаются написания с двумя выносными буквами в одном слове: в крупном и среднем уставе такие написания возможны в конце строки (лл. 114а5, 142б16); а в мелком почерке написания с двумя выносными возможны в середине строки (л. 9а13). Основные начерки выносных букв едины для всей рукописи. Однако в мелком письме выносные в строке употребляются чаще, чем в крупном и среднем почерке (мелкое письмо - пять, шесть выносных в строке, крупное письмо - не больше трех).

Лигатуры в рукописи многочисленны и разнообразны. Связные написания двух, реже трех букв встречаются, как правило, в конце строк. Их употребление принято объяснять стремлением писца наиболее рационально использовать для письма оставшееся на пергамене место. Графически лигатуры обычно основаны на соединении двух смежных мачт у соседних строчных букв в одну, что позволяет разместить две или три буквы на меньшем пространстве, в сравнении с раздельным написанием этих букв. Часто встречаются связные написания букв Т + В, Т + Р, Т + И, Т + Н; несколько реже употребляются лигатуры А + У, О + У, А + И, П + М и некоторые случаи объединения буквы с другой буквой, имеющей вертикальную мачту в своем составе ( + К, Ф + ). Возможны лигатуры трех букв М + Н + Ь (л. 48а17) или А + Т + И (л. 60б17). Многие связные написания дополнительно имеют определенный оттенок декоративности. Так, буква Т, как правило, имеет декоративный начерк; ее вертикаль выносится в междустрочье, а коромысло пишется в виде волнообразной линии; высота вертикали и длина коромысла при этом зависят от характера "чистого", не заполненного текстом пергамена над слитным написанием. Буква, соединенная с Т, присоединяется к строчной части ее вертикали. В лигатуре Т + Р мачта Т и овал Р пишутся без отрыва пера, при этом вертикаль выходит за пределы строки и вверх (для Т), и вниз (для Р). К числу декоративных лигатур относятся те написания, в которых буквы присоединяются к увеличенной мачте строчной буквы и располагаются над строкой (лигатуры с буквой ) или под строкой А + Щ (131а8 буква А снизу присоединяется к хвосту буквы Щ). Возможны объединения трех букв, в которых одна буква присоединяется к мачте над строкой, а другая пишется под строкой Ф + ω + В 132б16). В мелком уставе лигатуры и связные написания употребляются несколько чаще, чем в крупном и среднем уставе. Следует отметить, что характер связных написаний в Норовской псалтири не выделяет рукопись из числа других памятников, объединенных нами в одну стилистическую группу.

К строчным разделительным знакам относятся: точка, комбинация из двух, трех и четырех точек и знак в виде современной запятой. Встречается также комбинация точки и запятой. Знаки точки и запятой в строке могут стоять на нижнем уровне строки, по середине строки, на верхнем уровне строки, а знак запятой может находиться под строкой. Эти строчные знаки употребляются на протяжении всей рукописи вне зависимости от размера букв и разлиновки пергамена. Заметим, что, если точка в качестве разделительного знака и комбинации нескольких точек известны всем кириллическим рукописям XI-XIV вв., то по регулярному употреблению знака запятой Норовская псалтирь сближается с теми же восточно-болгарскими рукописями XIV в.

К числу надстрочных знаков относятся: знаки придыхания, ударения, титла, паерки. Эти знаки так же традиционны для всей славянской кирилловской письменности XI-XIV вв.; они встречаются в других рукописях указанного периода.

В крупном уставе Норовской псалтири встречается надстрочный знак в виде волнообразной линии не над сокращенно написанными словами. Наиболее часто этот знак находим над буквами гласных в заимствованных словах. В начерках волнообразной линии отсутствует единообразие. В некоторых случаях знак располагается строго над одной буквой гласной (чаще всего над буквой омега), но может быть расположен и над сочетанием нескольких букв. Эта волнообразная линия в надстрочном употреблении в крупном письме встречается как вариант знака титла и как особый знак (с неизвестным значением). Употребления этого знака над буквами гласных и над буквенными сочетаниями отмечено лишь в написании имени собственного Иωаннъ или Iωанъ в Лондонском евангелии 1356 г. и над буквой омега в Ватиканском списке Хроники Манасии. В крупном уставе Норовской псалтири такая волнообразная линия встречается на полях текста.

В уставе Норовской псалтири встретилось значительное количество декоративных буквенных написаний. У букв Т, Ъ, мачты вытянуты вверх за пределы строки, а перекладины вместо горизонтали приобретают волнообразный характер. Также волнообразный вид имеет спинка у декоративной буквы А, причем она также, обычно, выходит за пределы строки. Подобные написания употребляются, как правило, в конце строк или в верхней (первой) строке. На нижней строке буквы З, X, У, Р, Ц, Ш, Ф часто украшаются длинными вертикалями и "хвостами". Встречается "декоративная" омега с широко разведенными петлями, овальные линии которых украшаются "ресничками".

Очевидно, употребление декоративных букв в конце строки вызвано особенностями оставшегося в строке места и объясняется или стремлением заполнить пространство большего размера, чем это необходимо (в этом случае увеличиваются и размеры букв), или, наоборот, вызвано стремлением экономить место, что возможно при выносе некоторых букв в междустрочье. Употребление "декоративных" выносных букв связано с характером оставшегося, не заполненного текстом места в предыдущей верхней строке. В тех случаях, когда в предыдущей строке остается не записанная текстом часть строки, то в последующей строке возможно употребление декоративных выносных букв с вытянутыми мачтами и волнообразными горизонталями. Декоративные выносные и строчные буквы обычно совпадают в своих начертаниях и отличаются лишь размерами. Очевидно, что употребление декоративных выносных букв связано с композиционным оформлением страницы текста. Можно думать, что оставшаяся не записанной часть строки значительно увеличивала размеры чистого междустрочья и зрительно нарушала ритм текста. Для заполнения оставшегося над строкой места, часть букв выносилась вверх и их написание сопровождалось декоративными мотивами.

В уставе рукописи встретились и другие написания, в которых представлено стремление писавшего не только к экономии места, но и к известной декоративности. Имеются в виду те написания, у которых одна или несколько букв вписываются в одну букву, причем в подобных примерах формально отсутствуют элементы слитного письма или объединения каких-либо буквенных элементов. Наиболее часто одна или несколько букв пишутся над сильно провисающей петлей широкого М; например, М + Ь (л. 183а5), М + Ъ (л. 175б6), М + ОУ (лл. 17668, 138а9), М + Е (л. 122б), М + О (лл. 147б17, 156а8), М + ОЕГО (л. 136б17); буква О может быть вписана в овал буквы Р (л. 207б10).

Кроме перечисленных декоративных форм письма встретились написания "вензелем"*, для которых характерно взаимное пересечение линий, составляющих данные написания: лл. 263а4, 122б4. Употребляются декоративные буквы в мелком письме чаще, чем в крупном и среднем. Причем функционально их употребление не всегда ясно (см. л. 9а16). По приемам декоративных написаний и по их употреблению Норовская псалтирь также объединяется в единую группу с названными выше рукописями.

* (См.: В. Н. Щепкин. Болонская псалтырь, с. 71.)

Многие заглавные строки в Норовской псалтири, написанные красками, выполнены типичной югославянской вязью. Вязь несложная, геометрического характера. Основные буквы вязи высокие и довольно узкие. Ширина большинства букв примерно в полтора-два раза превышает ширину тех же букв крупного устава, а их высота соответствует расстоянию между двумя горизонтальными линейками и высоте строчной буквы. Непрерывность и равномерность распределения букв в строке достигается весьма простыми средствами. Часто объединяются соседние буквы с помощью общей мачты. Возможно объединение двух, трех, реже четырех букв. Другим приемом связного написания букв вязи является подчинение одной буквы другой, которое состоит в присоединении значительно уменьшенной одной буквы к элементам заглавной большой буквы или в размещении небольшой буквы в свободном пространстве внутри больших букв и между буквами. Впечатление декоративного связного письма в ряде случаев создается (при отсутствии фактической связности букв) за счет употребления дополнительных отворотов, штрихов, точек, украшающих буквенные начертания. Мачты часто украшаются каплевидным утолщением, расположенным на середине. Кроме того, встречаются буквы с изменением привычных пропорций начерков: меняется наклон мачты, расположение петель, размеры и расположение горизонталей. Применение декоративных приемов в вязи весьма умеренное, и, в целом, вязь в Норовской псалтири читается легко.

Идентичность начертаний выносных букв, знаков титла, паерка и других надстрочных знаков, употребляемых в вязи и в письме уставом, а также близость основных приемов начертания строчных букв позволяют утверждать одновременность их исполнения. Очевидно, в соответствии с традицией изготовления рукописей первоначально писец писал текст чернилами, а вслед за этим, на специально оставленном для заглавий месте, красками писался текст заглавий. Исполнитель письма вязью определенное количество букв размещал в одной строке. Можно предполагать, что в ряде случаев вязью писал тот же писец, который писал уставом основной текст. Наиболее очевидно это предположение для заглавий на лл. 43б, 54а, 67а, 81а, 264а. В этих случаях отчетливо выступает не только близость начертаний надстрочных букв и знаков, но и близость основных элементов начертаний строчных букв крупного устава с буквами заглавий.

Простой стиль вязи в Норовской псалтири, несомненно, очень близок к по стилю к вязи в рукописях Евангелия 1322 г. и в Погодинском прологе 1339 г.

К особой орнаментальной форме письма следует отнести, так называемые, лабиринты. В Норовской псалтири их три. Для каждого из них была сделана специальная разлиновка, имеющая вид квадрата, в котором симметрично повторяется определенное количество букв в таком же количестве строк; при этом текст читается от центра к периферии.

Первый лабиринт находится на л. 127б, он расположен после 10-й кафизмы и занимает целую страницу. Квадрат размером 11,5×11,5 см заключен в декоративную рамку, которая построена из зигзагообразной киноварной линии, аналогичной по своим размерам и структуре заставке-разделителю на л. 2а. Для этого лабиринта хорошо сохранились двойные проколы на нижнем поле, с помощью которых проводилась разлиновка. Буквенный квадрат содержит по 27 букв в каждой горизонтали и вертикали и заключает текст . Буквы написаны чернилами мелким уставом.

После псалма 150 на л. 244а находится второй лабиринт, он занимает нижнее поле страницы и середину строки 17. Квадрат небольшого размера (2,5×2,5 см), заключен в простую рамку, состоящую из чередующихся чернильных черточек и киноварных точек. Лабиринт содержит пять букв в пяти строках по горизонтали и вертикали и представляет слово "слава". Киноварные буквы выполнены средним уставом.

Третий лабиринт расположен на л. 263а, он представляет собой буквенный квадрат (9,5×9,5 см) без рамки и занимает часть страницы. Первые четыре строки этой страницы содержат конец текста песни пророка Захарии; пятая строка написана киноварью заглавным письмом вязью, в ней заключен текст лабиринта: Справа и слева заглавная строка вязи имеет симметрично расположенные декоративные узелки. Буквы лабиринта выполнены киноварью мелким уставом. Нижняя строка этой страницы также написана киноварью заглавным почерком вязью и содержит тот же текст по-гречески:

Наличие письма лабиринтом в рукописи впервые было отмечено А. Х. Бостоновым*. Их прочтению уделили внимание в своем описании архимандрит Леонид**. На лабиринты также обратил внимание В. Н. Щепкин, он отметил, что в Норовской псалтири "вязь и лабиринты говорят во всяком случае о сложившейся каллиграфической школе"***.

* (А. Х. Востоков. Описание рукописных и печатных книг словенских, принадлежащих г-ну Норову. - "Журнал Министерства народного просвещения", 1836, ч. XI, сентябрь, № 1, с. 552.)

** (Леонид (Кавелин), архим. Систематическое описание рукописей собрания А. С. Уварова, т. I. M., 1893, с. 9-10.)

*** (В. Н. Щепкин. Болонская псалтырь..., с. 38. Заметим, что В. Н. Щепкин отметил наличие только двух лабиринтов в рукописи на лл. 127б и 244а.)

Известно, что идеограмматические таблицы - лабиринты в славянских рукописях XIV в., встречаются не часто. Письмо лабиринтом содержится в рукописи восточноболгарского Евангелия Иоанна-Александра 1356 г. (Лондонского) и в рукописи сербского Евангелия 1356- 1375 гг. из Хиландарского монастыря на Афоне. В Лондонском евангелии буквенный квадрат заключает текст: ТЕТРАВАГГЕЛ*. Аналогичное содержание находим в лабиринте сербского евангелия: САВЫ ПАТРIАРХА ТЕТРАЕУАГТЕЛ**. Характер исполнения лабиринтов в трех перечисленных рукописях обнаруживает полную идентичность. Различия содержатся в содержании текста. В Норовской псалтири отсутствует лабиринт, заключающий сведения о заказчике и владельце рукописи; эти сведения находим в таблицах двух других рукописей. Впрочем, не исключено предположение о том, что подобный лабиринт в Норовской псалтири имелся, но был утрачен вместе с концом рукописи.

* (См.: К. Грот. Лондонские заметки, славянские рукописи Британского музея. - "Славистика в Англии". РФВ, т. XVII, № 1, Варшава, 1887, с. 6. Воспроизведение лабиринта см. также: Е. Ф. Карский. Славянская кирилловская палеография. Л., 1928, с. 253.)

** (Описание лабиринта см.: Г. И. Вздорнов. Неовизантийский орнамент в южнославянских и русских рукописных книгах начала XV в. - "Византийский временник", т. 34, 1973, с. 218; воспроизведение лабиринта см.: В. А. Мошин. Орнаментика неовизантиjского и "балканского стила. - "Godisnjak balkanoloskiinstitut", kn. 1, Sarajevo, 1957, с. 313.)

Среди украшений Норовской псалтири выделяются большая заставка и большой инициал - Б, расположенные в начале псалтирного текста на листе 13а*. Они упоминаются в научной литературе, встречаются и их воспроизведения в печати. Кроме того в рукописи имеются простые заставки-разделители, многочисленные инициалы, маргинальные украшения.

* (В настоящей статье текст с описанием орнамента рукописей написан при участии Ю. А. Неволина.)

Большая заставка с зооморфическими мотивами весьма примечательна. Она представляет собой большую прямоугольную рамку с характерными для южнославянских рукописей растительными украшениями по углам. В эту рамку заключены несколько правильных концентрических окружностей, вписанных одна в другую, содержащих простое плетение. В середине круга расположены два "фантастических зверя" - грифона с четырьмя лапами (в весьма натуралистическом виде), с "расцветшими" хвостами, с крыльями и птичьими головами на длинных шеях. Контуры грифонов, украшающие их "реснички", линии окружностей, простое плетение в них, а также прямые линии самой рамки выполнены черными чернилами. В центре промежуток между грифонами закрашен темно-зеленой краской, а промежуток между грифонами и линией окружности закрашен охрой. Той же охрой - золотистой, не отличающейся по цвету от желтых инициалов, закрашена прямоугольная рамка заставки. Менее яркую зеленую окраску имеют растительные элементы по углам заставки и в полуовалах, выступающих справа и слева по ее сторонам. На орнаментальных отростках в верхней части прямоугольной рамки и в правом нижнем углу заставки видны следы золота. Туловища, лапы, хвосты, крылья и головы грифонов оставлены не закрашенными краской. Один из двух жгутов, составляющих плетение в окружности, подкрашен тем же выцветшим пурпуром, который употреблялся в раскраске инициалов и заглавий.

Первое научное описание этой заставки было сделано В. Н. Щепкиным, который, рассматривая историю формирования славянского книжного орнамента, писал об этой заставке следующее: "Норовская псалтырь дает мотив двух симметричных грифонов в круглом клейме и хорошем рисунке. Грифоны типичны: с загнутыми птичьими клювами, четырьмя лапами и крыльями. Планировка иная, нежели в Шестодневе (рукопись 1263 г. ГИМ, Син. № 345. - О. К. Ю. Н.), ибо головы не врозь; они сведены вместе к центру рисунка"*. О высоком художественном уровне исполнения заставки в Норовской псалтири говорит и М. В. Щепкина: "Этот памятник заключает только одну заставку, но самую совершенную из всех тератологических южнославянских и только один тератологический инициал, но говорящий об очень художественном оригинале"**. Заставка, весьма близкая по композиции к рассмотренной большой заставке Норовской псалтири, имелась в рукописи "Зографского трефология", или "Драгановой минеи", восточноболгарской рукописи XIII-XIV вв***. Черно-белое воспроизведение имеется в коллекции фотокопий с афонских рукописей П. И. Севастьянова, хранящейся в ГБЛ**** и фонде акад. Йордана Иванова в Архиве Академии наук НРБ*****. В названной рукописи аналогичная заставка византийского стиля с зооморфическими мотивами была расположена в начале чтений на август месяц. Большая прямоугольная почти квадратная рамка заставки по углам имеет растительные украшения, похожие на украшения заставки в Норовской псалтири. Окружности, вписанные в рамку, украшены более сложным (в сравнении с заставкой Норовской псалтири) плетением, состоящим из элементов византийской ветки. В круглом клейме симметрично расположены животные; изображения их ног и туловищ так же поражают своей натуральностью. Крылья отсутствуют. Головы зверушек с разинутыми пастями (насколько можно судить по фотокопии) также сведены к центру******. Известно, что византийский мотив двух грифонов был достаточно популярным в искусстве славянского средневековья. Очень близкую композицию таких грифонов находим в круглом клейме на северном фасаде церкви Раваницы (СФРЮ)*******.

* (В. Н. Щепкин. Болонская псалтырь. - "Исследования по русскому языку", т. II. вып. 4. СПб., 1906, с. 38.)

** (М. В. Щепкина. Болгарская миниатюра XIV века. Исследование псалтыри Томича. М., 1963, с. 48. Кроме того, см.: М. В. Щепкина, Т. Н. Протасьева, Л. М. Костюхина, В. С. Голышенко. Описание пергаментных рукописей Государственного исторического музея, ч. 2. Рукописи болгарские, сербские, молдавские. - "Археографический ежегодник за 1965 год". М., 1966, с. 276.)

*** (Два отрывка из этой рукописи ныне находятся в хранилищах СССР. Три листа хранятся в ГИБ, Q. п. 40; Е. Э. Гранстрем. Описание..., с. 81. Издание и исследование: "Зографский трефологий XIII в.", ОЛДП СХХХ, СПб., 1913. Предварительный список, № 223. Два листа хранятся в ГБЛ, собр. Григоровича, № 42/М. 1725. А. Е. Викторов. Собрание рукописей Григоровича, с. 4. Предварительный список, № 222. Большая часть хранится в Зографском монастыре на Афоне.)

**** (ГБЛ, ф. 270. III № 2. М/1483, №4, фотокопии 9 листов рукописей (фотография III.4.9, очевидно, л. 221 рукописи). См.: А. Е. Викторов. Собрание рукописей П. И. Севастьянова. Московский публичный и румянцевский музей. М., 1881, с. 94, 17(4).)

***** (Йордан Иванов. Български старини из Македония. София, 1970, с. 484.)

****** (О воспроизведении заставки зографского трефология, находящемся в фотоматериалах П. И. Севастьянова, сообщил старший научный сотрудник Отдела рукописей ГБЛ Н. Б. Тихомиров; ссылка на материалы Севастьянова находится также в приписке карандашом в упоминавшейся книге М. В. Щепкиной (с. 50), которая хранится в подсобном фонде Отдела рукописей ГБЛ, авторы описания за названные сообщения приносят глубокую благодарность.)

******* (См.: фото 2 в иллюстрациях к статье: J. Максимович. Моравска скульптура. - "Моравска школа и нено доба". Београд, 1972, с. 181-190.)

Кроме большой заставки, в рукописи встретились три заставки - разделителя на лл. 2а, 114а, 244а. Для них характерны примитивно геометрические формы с элементами растительного орнамента. На л. 2а заставка расположена перед псалмами избранными, она занимает целую строку и представляет собой ломаную киноварную линию, образующую последовательный ряд мелких уголков (из них 32 "смотрят" вверх и 31 - вниз). В уголках поставлены небольшие чернильные черточки, ограниченные то сверху, то снизу небольшим горизонтальным штрихом. С обеих сторон строки заставка-разделитель заканчивается орнаментальной веткой, выполненной также киноварью*. Вторая киноварная заставка-разделитель (л. 114а) занимает только половину строки, она имеет ту же простейшую геометрическую форму и состоит из чередующихся параллельных горизонтальных и вертикальных черточек и заканчивается также мотивом ветки. Третья заставка-разделитель (л. 244а) содержит те же примитивные геометрические мотивы, она состоит из двух горизонтальных прерывающихся параллельных киноварных линеек, с чернильными точками между ними. По середине строки заставка прерывается пятью буквами второго лабиринта: "авава" и рамкой лабиринта. Справа строка заканчивается веткой, а слева - располагается нижняя часть инициальной буквы В. Формы заставок-разделителей типичны для южнославянских рукописей, начиная с древнейших памятников.

* (Из этих же элементов: уголков и черточек, построена рамка первого лабиринта на л. 127, (см. выше).)

В начале текста Псалтири расположен единственный в рукописи инициал тератологического стиля Б-13а. Он представляет собой птицу с традиционной византийской веткой в клюве, на довольно массивных лапах. Хвост птицы и лапы опутаны жгутами, образующими сложное плетение. Голова и шея повернуты к хвосту. Контуры буквы сделаны киноварью оранжевого оттенка; в середине инициала той же киноварью и светло-зеленой краской сделаны небольшие штрихи. Ветка в клюве и жгуты, расположенные по низу буквы, также закрашены светлой зеленью с незначительными остатками золота. На высокий уровень выполнения этого инициала обратил внимание В. Н. Щепкин, отмечая, что "в болгарской тератологической школе - это лучший из найденных типов птицы Б"*.

* (В. Н. Щепкин. Болонская псалтырь, стр. 38.)

Кроме рассмотренного тератологического инициала Б в рукописи содержатся многочисленные тонкие инициалы более простого типа, выполненные разнообразными красками; киноварью двух оттенков, бледным (выцветшим) пурпуром и "золотисто"-желтой охрой. Среди них наибольшее распространение имеют заглавные буквы небольшого размера (высотой в две строки), в большинстве случаев представляющие собой увеличенные буквы устава (употребляются, как правило, по три на странице). Иногда они содержат орнаментальные отростки, но чаще повторяют очертания и пропорции строчных букв. Сравнительно небольшое количество киноварных инициалов выполнено в двойном контуре, они употребляются с середины рукописи, начиная с листа 91б.

В начале псалмов употребляются рисованные красками большие тонкие инициалы, довольно простого рисунка. По своим пропорциям они несколько вытянуты в длину (их высота соответствует 2,5-3,5 строкам), довольно узкие (по ширине они, как правило, занимают пространство между 1 и 2 вертикалями). Эти инициалы могут быть украшены разнообразными спиралевидными "завитками" и отростками, расположенными обычно за пределами буквенных конструкций*. Их начертания в качестве декоративных элементов иногда содержат точки по середине мачты, простые уступы на месте перемычек (по преимуществу, в Н) небольшие изгибы верхних горизонталей у инициалов Б. и Г. Можно отметить, что инициалы, выполненные охрой, характеризуются некоторой "грубостью" и простотой исполнения в сравнении с инициалами, написанными пурпуром и киноварью.

* (См.: Ю. А. Неволин. Описание украшений южнославянских и древнерусских иллюминированных рукописей по XIV век включительно. - "Методическое пособие по описанию славяно-русских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР", вып. 1. М., 1973, с. 176, табл. XI (ротапринт).)

Ю. А. Неволин, исследуя эти инициалы, выявил, что, несмотря на разнообразие окраски, начертания инициалов единообразны. Это позволяет говорить об одновременности их исполнения, с одной стороны, и о возможности участия в их написании только одного мастера*.

* (Эти наблюдения и вывод Ю. А. Неволина представляются весьма существенными, так как в научной литературе известны высказывания о разновременном исполнении инициалов в рукописи. Ср., например, замечание: "Остальные (инициалы. - О. К., Ю. Н.) простые, по-видимому, первоначальные, написанные очень бледной малиновой краской; другие - киноварные с завитками, позднейшие" (М. В. Щепкина, Т. Н. Протасьева, Л. М. Костюхина, В. С. Голышенко. Описание пергаментных рукописей, ч. 2, с. 276).)

К элементам орнамента относятся встречающиеся в рукописи маргинальные украшения. Как правило, они находятся против заглавия и, следовательно, служат выделительными знаками. В этих украшениях содержатся элементы плетения, растительные мотивы и простейшие геометрические формы: узелки простые, веточки, комбинации точек, мелкие полукружия, уголки в сочетании с прямой линией и волнообразные линии.

Определенным декоративным приемом следует рассматривать отмеченные в рукописи маргинальные крестообразные приписки (см. лл. 72б, 121а, 146б, 187б, 208а). В одних случаях эти приписки служат продолжением текста Псалтири, возможно, не поместившегося на странице (лл. 146б, 187б, 208а), а в других - их текст содержит указания для читающих и не относится непосредственно к тексту Псалтири (лл. 72б, 121а). Буквенные начерки в крестообразных приписках не отличаются от почерка основного письма на данной странице, хотя они могут быть выполнены буквами меньшего размера, с менее правильными начерками (см., например, приписку на боковом поле л. 72б, написанную пурпурной краской). С некоторыми декоративными элементами выполнена на л. 265а маргинальная приписка, завершающая текст страницы с характерным для концовок обрамлением. Более простую приписку находим на нижнем поле л. 208б, в которой конец слова написан в две строки (съ|бла-зна). Некоторые маргинальные приписки (чаще на нижнем поле) украшаются простыми точками, сочетанием точек, черточками, знаками, напоминающими скобки (см.: лл. 6б, 17а, 19б, 36а, 39б, 86а, 95б, 181а). Встречаются приписки без всяких украшений (см.: лл. 139а, 171а, 176б, 182б, 198а, 204б, 209а, 211а, 214а, 222а, 229б, 237а).

При палеографическом изучении рукописи было установлено, что все древнее письмо Норовской псалтири (лл. 2а-263а, 264а-266б) было выполнено в одно и то же время. При этом общность приемов письма для "крупного, среднего" устава (лл. 12а-263а) и мелкого письма (лл. 2а-11б, 264а-166б) допускает предположение о том, что мелкое письмо выполнено рукой того же писца, который писал крупным и средним уставом. Кроме общности буквенных начерков, все древнее письмо в псалтири характеризуется общностью приемов написания сокращенных слов, надстрочных и строчных знаков (не-букв), декоративных форм письма. Не обнаружено каких-либо различий в качестве пергамена, записанного крупным, средним и мелким письмом. Идентичны сами тетради по составу. Обращает на себя внимание и общая для всей рукописи в целом схема разлиновки пергамена. Применение красок и орнамент рукописи также единообразны для всей Норовской псалтири. Исследование художественного оформления рукописи показывает, что орнаментация рукописи выполнялась одновременно с ее написанием. Следовательно, рукопись Уваровского собрания, ГИМ, № 285 (за исключением лл. 1 и 267 и текста на л. 263б) была написана и украшена одновременно, вероятно в каком-то крупном книгописном центре, обладавшем значительным запасом пергамена, чернил, красок. В этом центре трудился опытный писец-каллиграф и искусный рисовальщик (один или несколько), выполнивший красочную заставку, тератологический инициал рукописи и простые инициалы.

Палеографическое изучение Норовской псалтири позволило установить, что письмо рукописи по своему типу обнаруживает безусловную близость с письмом трех датированных пергаменных рукописей первой половины XIV в. Отмеченное типологическое сходство стиля почерка, регулярное употребление знаков ударения и спорадическое употребление знака запятой, характер применения красок и наличие тонких инициалов позволяют датировать Норовскую псалтирь (ГИМ, Увар. 285) первой половиной XIV в. Норовская псалтирь не могла быть создана в XIII в., так как в целом ее письмо обладает рядом особенностей, отличающих его от типологически близкого письма рукописей XIII в. Так, "новый", значительно более узкий стиль почерка в Норовской псалтири наглядно выступает при сравнении с письмом писца Добриана в Минеи Григоровича* XIII в., первого писца в Погодинской псалтири XIII в.** названные почерки обладают четко выраженным типологическим сходством с письмом Норовской псалтири, характеризуются близкими буквенными начерками. Вместе с тем устав в Погодинской псалтири (первый почерк) и письмо Добриана отличаются от устава Норовской псалтири иными соотношениями ширины и высоты букв, ширина их букв обычно превышает половину высоты. Поэтому зрительно буквы производят впечатление квадратных. Это впечатление "квадратности" письма Погодинской псалтири и письма Добриана создается и за счет большего расстояния между буквами; как правило, размеры расстояния между буквами равны ширине большинства строчных букв. Считаем, что хронологически устав Норовской псалтири представляет более позднюю ступень развития, чем письмо названных рукописей. Сравнение устава Норовской псалтири с уставом датированных тырновских рукописей конца XIII в. свидетельствует о их типологических различиях, начертания букв З, А, Л, Д в рукописи Евангелия 1273 г.*** и в отрывке Апостола 1277 г.**** значительно отличаются от рассматриваемого типа.

* (Ленинград, Б АН, 24.4.12; Н. Ю. Бубнов, О. П. Лихачева, В. Ф. Покровская. Пергаменные рукописи Библиотеки Академии наук СССР. Л., 1976, с. 40. Приложения, рис. 16; Одесса, Одесская государственная научная библиотека имени М. Горького, №№ 1/4 (17), 1/5 (24); П. А. Лавров. Палеографическое обозрение..., с. 94-95, фото 95-97.)

** (ГПБ, Пог. 8; Е. Э. Гранстрем. Описание..., с. 82; П. А. Лавров. Палеографическое обозрение..., с. 70-72; фото 54-57; он же. Альбом..., № 12; В. А. Мошин. Палеографски албум..., № 25.)

*** (Загреб, Archiv Jugoslavenske akademij znanost i Umjetnosti (JAZU) III-a 30; П. А. Лавров. Палеографическое обозрение., 82-83. Альбом № 14; В. А. Мошин. Палеографски албум..., № 47.)

**** (Загреб, JAZY IV, d. 106; П. А. Лавров. Палеографическое обозрение..., с. 81; он же. Альбом..., № 13; В. А. Мошин. Палеографски албум..., № 48.)

Норовская псалтирь. Первая половица XIV в. ГИМ, Увар., № 285, л. 264
Норовская псалтирь. Первая половица XIV в. ГИМ, Увар., № 285, л. 264

Норовская псалтирь. Лабиринт. Первая половина XIV в. ГИМ, Увар., № 285, л. 244
Норовская псалтирь. Лабиринт. Первая половина XIV в. ГИМ, Увар., № 285, л. 244

Норовская псалтирь. Лабиринт. Первая половина XIV в. ГИМ, Увар, № 285, л. 263
Норовская псалтирь. Лабиринт. Первая половина XIV в. ГИМ, Увар, № 285, л. 263

Сравнение типа письма Норовской псалтири с письмом тырновских пергаменных датированных рукописей середины XIV в. - Летописи Манасии, ок. 1345/46 гг.*, и Лондонского евангелия-тетр, 1356 г.**, - обнаруживает несомненную стилистическую близость. Однако эта близость, безусловно, менее четко выражена по соотношению высоты строчных букв и величине чистого междустрочья. В этих рукописях середины XIV в. чистое междустрочье имеет меньшие размеры в сравнении с Норовской псалтирью, в них высота строчной буквы всегда равна (или почти равна) размерам междустрочья. В Норовской псалтири чистое междустрочье всегда превышает высоту строчных букв. Буквы устава в названных роскошных рукописях 1345/46 гг. и 1356 г. расположены значительно ближе друг к другу, чем буквы в уставе Норовской псалтири. Благодаря этому устав в рукописях Иоанна-Александра производит впечатление более узкого и вытянутого.

* (Библиотека Ватикана, Cod. Vat. Slav. II; И. Дуйчев. Летописта на Константин Манаси. София, 1963.)

** (Лондон. Британский музей. Add. 39627; Л. Живкова. Четвероевангелие-то на нар Иван-Александър с пълно черно-бяло възпроизвеждане на оригинала ишестдесет и четири цветни факсимилета, София, 1980.)

Считаем, что эти соображения позволяют предложить более раннюю дату написания Норовской псалтири, чем 40-е-50-е годы XIV в.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru