Новости    Старинные книги    О библиотеках    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Художественное оформление Бучацкого евангелия (В. И. Свенцицкая)

Коллекция рукописной книги кирилловского письма Львовского музея украинского искусства (ЛМУИ) по значимости собранных памятников занимает одно из первых мест на Украине. Эта коллекция вместе с собранием бывшего музея Ставропигийского института*, находящимся во Львовском историческом музее, и собранием Научной библиотеки АН УССР им. В. Стефаника, в состав которой вошли собрания рукописной книги Библиотеки Народного дома** и Антона Петрушевича***, а также Библиотеки Научного товарищества им. Шевченко и монастырских библиотек, в частности Львовского Онуфриевского****, образуют основное ядро золотого фонда украинской средневековой рукописной книги.

* (И. С. Свенцицкий. Опись музея Ставропигийского института во Львове. Львов, 1908.)

** (И. С. Свенцицкий. Каталог церковно-славянских рукописей публичной Библиотеки Народного дома во Львове. СПб., 1904.)

*** (I. Свенцiцкий. Опис рукoписiв народного дому з колекцiï А. Петрушевича, ч. I. Львiв, 1906; ч. I II. Львiв, 1911; ч. III. Львiв, 1908.)

**** (Я. Гординський. Рукописи бiблттеки монастиря св. Онуфрiя ЧСВВ. - "Записки чина св. Василiя Великого". Жовква, т. 1, вип. 2-3, 1925; вип. 4, 1927; т. 2, вип. 1-2, 1928; вип. 3, 1930.)

К большому сожалению, до сих пор собрание рукописной книги Львовского музея украинского искусства не имеет своего печатного каталога - описи, над которым работал, но не успел его закончить, Илларион Семенович Свенцицкий, организатор музея, в течение почти полувека руководивший им. На базе музейного собрания были им изданы только публикации альбомного типа*.

* ([I. Свенцiцкий]. Прикраси рукописiв Галицькоï Украïни ХV-XVI вв., вип. 1-III.Жовква 1922-1923; он же. Опис рукописiв. Кириличнi пергамени XII-XV вв. Львiв, 1933.)

После воссоединения западных областей Украины в единой Украинской Советской Социалистической Республике открылись широкие возможности для всестороннего изучения украинской рукописной книги. Украшения многих книг, хранящихся в ЛМУИ, - миниатюры, заставки, инициалы - стали хрестоматийными, вошли в капитальные публикации Я. П. Запаско*, Г. Н. Логвина**, в "Историю украинского искусства"***, в "Историю искусства народов СССР"**** и в другие издания.

* (Я. П. Запаско. Орнаментальне оформления украïнськоï рукописноï книги. Киïв, 1960.)

** (Г. Н. Логвин. Украинская живопись. М., 1960; он же. 3 глибин. Давня книжка та мiнiaтюра XI-XVIII столiть. Киiв, 1974.)

*** ("Iсторiя украïського мистецтва в шести томах", т. I. Киiв, 1966, с. 341 и сл.; т. II. Киiв, 1967, с. 319 и сл.)

**** ("История искусства народов СССР", III. M., 1974.)

В настоящее время рукописи на пергаменте вошли в "Сводный каталог рукописей XI-XIII вв., хранящихся в СССР", выпускаемый Археографической комиссией АН СССР*.

* ("Археографический ежегодник за 1965 год". М., 1966. Предварительный список славяно-русских рукописей XI-XIV вв., хранящихся в СССР.)

Особый интерес в собрании музея представляют рукописные книги и их отрывки XI-XIV вв., связанные с эпохой Киевской Руси и Галицко-Волынского княжества. Среди них художественным оформлением выделяются Бучацкое евангелие начала XIII в., которому посвящено данное исследование, и Пандекты Аитиоха 1307 г.


Бучацкое евангелие* одно время хранилось в Крестовоздвиженском василианском монастыре в Бучаче, основанном для шести монахов Стефаном Потоцким в 1712 г.**, отсюда и название рукописи. В научный оборот рукопись вошла впервые в 1888-1889 гг., когда она экспонировалась на выставке древностей, организованной А. Петрушевичем и И. Шараневичем*** к 300-летию со дня основания Ставропигийского Успенского братства во Львове****, сыгравшего значительную роль в культурной и общественной жизни города и Украины в целом.

* (Львовский музей украинского искусства, Рк. F° 688 (38912).)

** ([Ю. Коссак]. Шематизм Провинции св. Спасителя, чина св. Василия Великого в Галиции и короткий погляд на монастыри и монашество руске. Львов, 1867, с. 8.)

*** (А. С. Петрушевич. Каталог церковно-славянских рукописей и старопечатных книг, находящихся на Археологическо-библиографической выставке Ставропигийского института. Львов, 1888.)

**** (Я. Д. Iсаевич. Братства та ïх роль в розвитку украïнськоï культури XVI-XVIII ст. Киïв, 1966.)

После выставки Евангелие некоторое время хранилось в музее Ставропигийского института, а затем перешло в собрание Львовского Онуфриевского монастыря и к концу 1930-х годов было передано на хранение в Музей украинского искусства.

В 1890 г. появляется упоминание о Бучацком евангелии в труде обзорного характера П. В. Владимирова*. Палеографическое и филологическое описание Бучацкого евангелия опубликовано в 1912 г. И. С. Свенцицким**. Автор относит этот памятник к галицким, по указывает на отличие его некоторых языковых особенностей от остальных известных рукописей и датирует памятник концом XII - началом XIII в. По наблюдениям автора, Бучацкое евангелие стоит ближе всего к Добрилову евангелию 1164 г.*** (ГБЛ). На основании дарственной записи Андрушки Мушатича, относящейся к XV в., автор считает, что первоначальным местом хранения рукописи был монастырь в с. Городище близ Сокаля и Христинополя, где был найден так называемый Христинопольский Апостол XII в.****.

* (П. В. Владимиров. Обзор южнорусских и западнорусских памятников письменности от XI до XVII вв. Киев, 1890.)

** (I. Свенцiцкий. Бучацьке евангелiе. (Палеографiчний опис). - "Записки Наукового товариства iм. Шевченка, фiлологiчна секция", т. CV. Львiв, 1912. Отдельный отпечаток.)

*** (I. Свенцiцкий. Бучацьке евангелiе, с. 14. Здесь уместно добавить, что на основании материалов диалектологических экспедиций в связи с изданием Диалектологического атласа вполне возможна более точная локализация места происхождения писцов Бучацкого евангелия. Предварительно можно предположить, что писцы были, но всей вероятности, связаны с Волынью. Данной информацией автор обязан канд. филологических наук Л. М. Григорчук.)

**** ("Христинопольский Апостол", конца XII в., в настоящее время хранится во Львовском историческом музее.)

О. Колесса считает, что ряд рукописей XII-XVI вв. вышел из скриптория Богородичного монастыря в с. Городище близ Владимира Волынского*.

* (О. Колесса. Пiвденно-волинське Городище i городиськi рукописи i памятки ХII-XVI вв. - "Науковий збiрник Украïнського унiверситету в Празï", т. 1. Прага, 1923.)

В упомянутых публикациях художественному оформлению Бучацкого евангелия не уделяется должного внимания.

В монографической статье И. Свенцицкого, в которой автор сосредоточил внимание на филологическом разборе памятника, буквально только в одной фразе упоминается наличие декоративных инициалов. В издании же "Опис рукописiв" на двух таблицах воспроизведены 43 инициала*, дающие некоторое представление о типах украшений и их вариантах.

* (I. Свенцiцкий. Опис рукописiв, табл. 35-36.)

Бучацкое евангелие-апракос, в лист, написано в два столбца средним уставом с утолщенными вертикалями. В столбце - 22 строки, 14 литер в ширину столбца, интервал между столбцами - 1,5-2 см. Полоса текста занимает 22,5-23×17,5-18 см; размер листа пергамена - 28,2×21,3 см (рукопись значительно обрезана в процессе позднейших переплетов). Переплет новый, первой четверти XX в., заменивший прежний - XVII в.

Различия в почерке позволяют предположить участие в написании Евангелия трех писцов. На одних листах почерк более ровный и аккуратный, с выдержанным равномерным ритмом, на других - несколько небрежный, словно написан в спешке неровным письмом. На нижнем поле л. 75 имеется запись писца Иванко.

Пергамен с обеих сторон гладко отполирован, различной толщины, цвета и оттенка - то жесткий, полупрозрачный, желтоватого оттенка, то белый, тонкий и мягкий, но более плотный. В книге имеются значительные утраты текста: в начале - до л. 82, в середине между лл. 104 и 105 нет одного листа, между лл. 130 и 131 нет десяти листов страстных евангелий, от месяцеслова сохранилось только начало на последнем л. 160 об.

Единственным украшением Бучацкого евангелия, как уже было сказано выше, являются большие заглавные инициалы в начале каждого евангельского чтения. На 160 листах расположены 210 инициалов, хотя и построенных из небольшого набора основных орнаментальных элементов и мотивов, но почти неповторяющихся. Способность дать такое бесконечное, казалось бы, число вариантов самого разнообразного решения, притом что количество повторяющихся литер ("В" и "Р" и изредка - "О") невелико, говорит о незаурядном творческом потенциале художника-декоратора и его помощников, сумевших проявить свой живой темперамент и удивительно подвижную, нескованную шаблоном, творческую инициативу (см. илл.).

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 8 б. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 8 б. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 15 в. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 15 в. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 20 а. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 20 а. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 20 г. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 20 г. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 31 б. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 31 б. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 33 г. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'В', лл. 33 г. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 17 в. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 17 в. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 27 г. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 27 г. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 33 в. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 33 в. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 55 в. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 55 в. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 65 б. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 65 б. Львовский музей украинского искусства

Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 66 а. Львовский музей украинского искусства
Бучацкое евангелие. XIII в. Разновидности инициала 'Р', лл. 66 а. Львовский музей украинского искусства

В связи с утратой начала книги в настоящее время нет возможности установить, была ли рукопись снабжена какими-либо другими украшениями в начале текста. На основании аналогий (Крылосское евангелие-тетр, 1143 г., Добрилово евангелие, 1164 г. и др.) - можно полагать, что начало текста открывалось заставкой, по всей вероятности выполненной плетеным орнаментом, поскольку мотивы жгутов и плетения преобладают в инициалах, украшающих книгу.

Художественное оформление Бучацкого евангелия обнаруживает типичные черты для восточнославянских рукописей периода феодальной раздробленности Киевской Руси, т. е. второй половины XII и начала XIII в., когда еще живы были традиции великолепного украшения книг XI - первой половины XII в., вышедших из скрипториев Киева - княжеских и монастырских.

Инициалы Бучацкого евангелия всегда классически четки в своих очертаниях, конкретны, легко воспринимаемы, органически связаны с характером письма и пропорциями листа, который они украшают. Здесь декоративный компонент явственно подчинен функциональной роли инициала. Петли букв "В" и "Р" обязательно вписаны в горизонтали строк, их контуры сомкнуты на стыках, выходящие за пределы ствола окончания петель - скромны, особенно не выделены, верхняя петля сравнительно небольшая, зато нижняя - весьма мощных размеров; обе петли в инициалах "В" часто разъединены.

Инициалы обычно занимают высоту от 5 до 7 строк, и только в исключительных случаях меньше (например, "О" вписывается всего в три строки), и, как правило, выходят на междустрочия и на поля. Инициалы правого столбца в значительной части заполняют узкий промежуток между столбцами, а инициалы, выступающие в самых нижних строках, почти полностью выходят на нижнее поле. Таким образом, инициалы занимают 1/4 (или даже несколько меньше) высоты текстовой части листа. Высоту, форму и пропорции инициалов, по-видимому, определял писец, который в местах, отведенных инициалам, заполнял строки, учитывая приблизительные их контуры.

В Бучацком евангелии соседствуют инициалы старовизантийского стиля с инициалами, орнамент которых состоит из жгутов и плетения, причем последние абсолютно преобладают, поскольку в старовизантийском стиле выполнено всего около 80 инициалов, тогда как с мотивами плетения - приблизительно 130. В цветовом отношении инициалы, выполненные по контуру киноварью, чередуются с полихромными.

Объединяющими моментами являются: архитектоника и форма самих инициалов, пропорциональные соотношения их составных частей, а также декора к литере и литеры к полосе текста, использование отдельных элементов в инициалах обоих стилей и, наконец, киноварный контур, описывающий инициалы и их элементы не только в нераскрашенных, но и в раскрашенных заглавных буквах.

Параллельное использование в памятнике форм и приемов различных стилей, на первый взгляд, как будто нарушает определенный ритм художественного оформления данной рукописи, на самом же деле одновременно обогащает его разнообразием мотивов и форм, множественностью вариантов композиционного решения.

Представляется необходимым проследить, каким образом мастера художественного оформления Бучацкого евангелия строят форму и решают композицию инициалов обоих стилей - старовизантийского и основанного на мотивах плетения. В инициалы старовизантийского стиля входят растительные мотивы и геометризированные элементы, весьма отдаленно напоминающие реальные формы. Вертикальные мачты заглавных литер строятся из отдельных коротких элементов, парно симметрически, либо асимметрически расположенных и данных в зеркальном отражении. Этими мотивами являются С-видные скобки, спаренные, имитирующие букву "χ"*, мотивы крючков или усиков в виде латинского S и, наконец, мотивы, напоминающие греческую сигму Σ. Формы сложены то из однородных элементов, то преимущественно из различных двух, чаще всего из чередующихся парами скобок и крючков или даже из всех трех видов, образующих три-четыре отрезка. Между ними по горизонтали обычно вставлены парами небольшие кружочки, напоминающие горошины**, обогащающие форму и смягчающие суховатость геометризированных элементов. Тронутые охряной либо зеленой краской, они открывают перед художником возможность вносить разные варианты в цветовое решение инициалов. Иной раз это является основным цветовым акцентом, очень скромным и мягким. Такие же мотивы, главным образом С-видные, замыкают выпуклую часть нижней петли, обычно включающей мотив пальметты, чаще всего вырастающей снизу, иногда с выпуклой стороны петли и редко вводятся даже две небольшие, встречные друг другу. Верхняя петля обычно сформирована из пальмовидного пальчатого листка, веерообразно разветвляющегося вовнутрь петли. Фон, почти как правило, заполнен киноварью.

* (В Остромировом евангелии и в византийских рукописях аналогичные мотивы более крупной удлиненной формы, без округлений сверху, наложенные друг на друга, образуют растительные стебли ствола с мелкими завитками.)

** (В инициалах византийских рукописей между парами мотивов вводятся обычно горизонтальные элементы в виде валиков.)

В основе декоративного решения инициалов, восходящих к старовизантийскому стилю, бесспорно ощутима киевская традиция, но в совершенном ином истолковании. Растительные мотивы, данные здесь в сугубо условной графической интерпретации, в стилизованных и предельно схематизированных формах, уже совершенно потеряли объемность и сочность форм, присущие растительным, зооморфным, антропоморфным мотивам, прежде всего свойственные художественному оформлению византийских рукописей IX-X вв., отголоски которых еще явственно звучат в великолепных заставках и инициалах Остромирова евангелия 1056-1057 гг.

Стилизация и схематизация реальных форм в орнаментике, наблюдаемая и в оформлении рукописей Киевской Руси XI в., до известной степени сказывается и в инициалах Остромирова евангелия, обнаруживается в инициалах Архангельского евангелия 1092 г. и особенно отчетлива в Юрьевском евангелии. Этот процесс продолжается и в рукописях периода феодальной раздробленности и позднее в разных регионах Руси, выражаясь в различных формах.

В Бучацком евангелии, как уже упоминалось выше, преобладают инициалы, в основе декора которых положены мотивы жгутов и плетения. Мотивы плетения встречаются уже в некоторых древнерусских рукописях XI в., таких, как, например, "Слова Григория Богослова" (ГПБ, Q. 1.16); Архангельское евангелие, 1092 г. (ГБЛ, Рум. 1666), Пандекты Антиоха (Библиотека бывшего Воскресенского новоиерусалимского монастыря, № 30)* и др.

* (См.: В. Стасов. Славянский и восточный орнамент по рукописям древнего и нового времени. СПб., 1886, табл. 41, рис 1-5, 13, 15, 22, 31, 34, 38, 39, 41, 43; табл., рис. 42, рис. 1, 4; "Архангельское евангелие, 1092 г." (факсимильное издание). М., 1912; Я. П. Запаско. Орнаментальне оформления yкраïнськоï рукописноï книги. Ки#239;в, 1960, с. 22, 24, рис. 9, 10.)

В художественном оформлении византийской рукописной книги мотивы плетения, по наблюдениям В. Н. Щепкина, заимствованы из древнехристианского искусства, применялись главным образом в украшении рядовых книг, а также в качестве "малых" заставок, преемственно воспринятых Византией от каллиграфии позднеаитичного периода*. В частности, мотивами жгутов и плетения изобилуют глаголические рукописи XI в., в которых появляются и элементы народной тератологии**. Мотивы плетения в сочетании с мотивами тератологии, как известно, в скромных формах выступают и в оформлении рукописи XI в., своим происхождением связанной с Киевом, - "Слова Григория Богослова" (ГИБ, Q.I.16).

* (В. Н. Щепкин. Учебник русской палеографии. М., 1920, с. 46, 47.)

** (В. Н. Щепкин. Учебник русской палеографии. М., 1920, с. 53.)

В Бучацком евангелии имеются два типа инициалов с мотивами плетения. Один тип инициалов построен исключительно из переплетов ремней, напоминающих сети, связанные самым разнообразным способом, с отверстиями весьма нерегулярных форм, рисованные легко, быстро, словно мастер, создавший эти инициалы, работал не задумываясь, без особого стремления к изысканным каллиграфическим формам.

Таких инициалов в рукописи всего 48.

В другом варианте инициалов мотивы плетения сочетаются с растительными. Последние выступают в петлях обычно в виде пальмовидного пальчатого листка. Петли включают часто мотив косого креста либо пальметты. Мотив пальметты в петлях выступает преимущественно в тех случаях, когда их очертания сформированы из мотивов плетения, либо коротких элементов старовизантийского стиля. Пальметты, видимо, символизирующие древо жизни, особенно буйных форм достигают в нижней петле. Вырастают они чаще всего из нижней перекладины, иногда сбоку и даже сверху петли, в некоторых случаях имеются даже две пальметты, расположенные встречно друг к другу, вырастающие снизу и сверху петли. На стволах этого типа инициалов выступают жгуты в виде косы, со стоящие обычно из переплетов трех ремней или двойной косы из шести ремней, когда крупные переплеты охватывают более мелкие. Такое же плетение обрамляет выпуклую сторону петли, если пальметта вырастает снизу. Инициалов этого типа в книге - 75.

Таким образом, условные растительные мотивы являются декоративным элементом, связывающим обе разностильные группы инициалов. Другим связывающим элементом в инициалах старовизантийского стиля является ремень с узлом, замыкающий снизу нижнюю петлю; на окружностях такой петли используются геометризированные мотивы в виде скобки либо крючков.

Интересно отметить, что в художественном оформлении Бучацкого евангелия отсутствуют тератологические мотивы, а из антропоморфных всего шесть раз встречается мотив руки, вернее кисти, держащей ствол инициала; лл. 44 ("Р"), 50 ("В"), 51 ("В"), 55 об. ("Р"), 65 ("Р"), 72 ("В)", т. е. и тут исполняющей определенную функциональную роль. Мотив руки в инициалах византийских рукописей встречается в X в.; в балканских - преимущественно в жесте благословения. Однако и в других галицко-волынских рукописях если и появляются тератологические мотивы, то обычно эпизодически*. Назовем здесь хотя бы такие памятники, как Добрилово евангелие, 1164 г. (ГБЛ, Рум. 103)**; два евангелия, XII в. (ЦГАДА, ф. 381, №6, № 7)***; Холмское евангелие, XIII в. (ГБЛ, Рум. 106)****; Пандекты Антиоха, 1307 г. (ЛМУИ, Рк F0 48, 257)*****; Евангелие-апракос, XIV в. (НБ МГУ, 1367)****** и др. Вообще, в связи с отсутствием достаточного количества памятников XI-XIII вв. киевского, галицкого и волынского кругов, на сегодняшний день не представляется возможным установить, в какой именно степени тератологические мотивы получили развитие на территории этих княжеств.

* (Данный факт отнюдь не противоречит сложившемуся в последнее время мнению, что именно в среде Галича и Волыни следует искать начало распространения тератологических мотивов и стиля на Руси в XII-XIII вв. (см.: Я. П. Запаско. Указ. соч., с. 33-35; Т. В. Ильина. Декоративное оформление древнерусских книг. Новгород и Псков. XII-XV вв. Л., 1978, с. 15-17).)

** (В. В. Стасов. Указ. соч., табл. 57, рис. 12 -13.)

*** (Я. П. Запаско. Указ. соч., с. 32, рис. 18 1-2; с. 35, рис. 19.)

**** (Я. П. Запаско. Указ. соч., с. 32, рис. 18 1-2; с. 38.)

***** (Я. П. Запаско. Указ. соч., с. 32, рис. 18 1-2; с. 48, вклейка.)

****** ("Славянские рукописи XIII-XVII вв. научной библиотеки им. А. М. Горького Московского государственного университета". М., 1964, с. 86.)

Мы лишены также возможности представить себе, как и в каком стиле были оформлены те 47 книг, которые щедрой рукой волынского князя Владимира Васильковича были вложены в церкви разных городов от Перемышля до Чернигова, им же самим либо по его заказу переписанные и богато украшенные*. Что же касается тератологических мотивов, то создается впечатление, что, если на данной территории не было для них прямых аналогий в народном творчестве, то и в оформлении рукописной книги они не могли найти такого широкого и стихийного отклика, как это наблюдается на Балканах или же в Новгороде XIII-XIV вв. В украинском народном искусстве, как известно, зооморфные мотивы почти не встречаются и единственно на Гуцульщиие в росписях писанок появляются олень, лошадка, рыба, включенные в геометрические композиции.

* (См.: "ПСРЛ", т. 2, стлб. 925-927.)

Двойственный характер художественного оформления Бучацкого евангелия проявил себя и в цветовом решении инициалов. Они разделяются на две основные и противоположные группы. Большинство - около 150 - полихромные, цветные инициалы, и около 60 имеется монохромных, киноварно-красных. Инициалы обоих видов расположены по всей книге вперемешку. Все инициалы по контуру составных частей описаны киноварью, и это придает им, особенно нерасцвеченным, ажурную, словно кружевную легкость и одновременно связывает художественное оформление в единое целое. Заполнение просветов фона киноварью и подчеркивание формы буквы но ее основному контуру вносит в оформление книги торжественные и монументальные оттенки. Таким образом, в художественном оформлении Бучацкого евангелия киноварь является основным объединяющим цветом. Не менее важную роль в цветовом решении инициалов играет цвет пергамента в фоне и в незакрашенных элементах и мотивах, посредством чего инициал органически вписывается в лист, заполненный уставом.

Важным элементом, связывающим инициал с черным уставным письмом, являются киноварные строки заголовков, написанные также, как и весь текст, уставом, с небольшим инициалом, двойные контуры которого обычно заполнены цветом, доминирующим в данном инициале, - зеленым, синим, желтым, либо не имеют заполнения в случаях, когда инициал красно-контурный.

Красноконтурные ажурные инициалы без цветового заполнения оказываются весьма распространенными в художественном оформлении рукописных книг XII и XIII вв., встречаются также и в XI в. на Балканах*, и в разных районах древней Руси. Среди памятников, связанных с киевской традицией, находим красно-контурные инициалы в Пандектах Антиоха (Воскресенского новоиерусалимского монастыря, № 30)** и в Архангельском евангелии 1092 г. (ГБЛ, Рум. 1666)***, а затем в Юрьевском евангелии, переписанном в 1120-1128 гг. Федором Угринцем для Юрьевского монастыря (ГИМ, Патр. 1003)****. Красноконтурный стиль наблюдается и в памятниках галицкого и Волынского происхождения, таких, как Крылосское евангелие, 1144 г. (ГИМ, Патр. 404)*****; Евангелие, XII век (ЦГАДА, ф. 381, 6)******; Добрилово евангелие, 1164 г. (ГБЛ, Рум. 103)*******; Евангелие-апракос, 1266 г. (ГПБ, F п 1, 64)********, написанное Пресвитером Георгием при князе Льве и сыне его Юрии. Также и в Новгороде эта традиция получила распространение: Служебник из Новгородского Софийского собора, ХII в. (ГПБ, Соф. 518)*********; Златоструй, ХII в. (ГПБ, 46)**********; Апостол, XII в., из библиотеки Новгородского Софийского собора (ГПБ, 32)***********; Псалтырь, XII в. (ГПБ, 23)************; Кондакарь нотный, XII в. (ГПБ, Q. п. I.32)*************.

* (В. Стасов. Указ. соч., табл. 2, рис. 29, 32 (Апостол Охридский, XII в., ГБЛ, Рум. 1690), табл. 4, рис. 1-24 (Псалтирь Охридская, Университетской библиотеки в Болонье XIII в.), табл. 15, 1-15 (Евангелие Мирославское из Хиландарского монастыря, XII в.).)

** (В. Стасов. Указ. соч., табл. 2, рис. 29, 32 (Апостол Охридский, XII в., ГБЛ, Рум. 1690), табл. 42, рис. 2-5 (контур красный с синей линией).)

*** (Архангельское евангелие, 1092 г. М., 1912 (факсимильное издание).)

**** (В. Стасов. Указ. соч., табл. 53, 54, 55.)

***** (В. Стасов. Указ. соч., табл. 44, рис. 14, 15, 16.)

****** (В. Стасов. Указ. соч., табл. 44, рис. 1-11.)

******* (В. Стасов. Указ. соч., табл. 57, рис. 3-13.)

******** (В. Стасов. Указ. соч., табл. 44, рис. 18-47.)

********* (В. Стасов. Указ. соч., табл. 51, рис. 12-14.)

********** (В. Стасов. Указ. соч., табл. 51, рис. 15-19, 21-24, 26-29.)

*********** (В. Стасов. Указ. соч., табл. 51, рис. 31-32.)

************ (В. Стасов. Указ. соч., табл. 52.)

************* (В. Стасов. Указ. соч., табл. 57, рис. 14-26.)

Полихромные инициалы Бучацкого евангелия расцвечены скромно, в несколько пригашенных тонах, охряного цвета, преимущественно горохового оттенка, либо более насыщенного желтого цвета; зеленого - малахитового оттенка либо более насыщенного, тона оливковой зелени; иногда вводится синий цвет, часто только в виде вкраплений; фон заполняется киноварью, в нескольких случаях зеленой; иногда в инициалах с мотивами плетения бывает фон двух, трех цветов. Обычно расцвеченные элементы чередуются с ажурными нераскрашенными. Такой прием свидетельствует о незаурядной художественной культуре мастера, не боявшегося оставлять "пустые" места и умело их использовавшего. Если же в отдельных инициалах мало незакрашенных белых участков или они отсутствуют, их цветовое решение получается приглушенным, слабо выделяется их графическая основа. В одном-двух случаях художник в заполнении мотивов ограничивается только одной цветной, обычно синей, линией, проведенной между двумя киноварными контурами.

Всего один раз художник заполнил промежутки переплетений черным пунктиром, 5 раз синей краской, 8 раз - синей и желтой, 3 раза - синей и зеленой, 42 раза - синей, желтой и зеленой, 75 - желтой и зеленой, одной зеленой 9 раз и один раз одной желтой. Цвета в тональном отношении также варьируются. В одних случаях цвета более насыщены, но приглушенного тона, иные же отличаются радостной звонкостью (особенно зеленые и желтые), порой создается впечатление будто цвета поблекли (чаще всего в сочетании синего и желтого) и краски положены тонким и жидким слоем так, что просвечивает натуральный фон пергамена. Мастеру и в рисунке, и в цветовых сочетаниях свойственно стремление к неутомимому творческому поиску.

Художник избегает однообразия и сухости, механических повторений какого-то одного выработанного типа. Он сумел обеспечить своеобразие почти каждому инициалу, которых в книге, как уже было сказано, более двухсот.

Открытым пока остается вопрос о мастерах, оформлявших Бучацкое евангелие, и способе их работы. Можно предполагать, что ведущий писец был одновременно и художником, выполнившим инициалы. Создастся впечатление, что после киноварных строк заголовка он сначала писал декоративный инициал или же, по крайней мере, просто намечал предварительно его очертания, а затем продолжал писать текст, придерживаясь принципа, что внутренняя линия ствола должна проходить по графье, определяющей границы столбца. Иначе трудно объяснить разнообразие форм и размеров букв, а также их мотивов и стилей, их органичное единство с текстом. Если, кроме ведущего писца, работали один или два писца, то, судя по почеркам, помощники были менее опытными, возможно даже учениками главного. Среди инициалов также имеются выполненные мастерски и более грубо. Выполнены ли они одним мастером, или двумя - этот вопрос требует еще отдельного исследования. Ведущий мастер был знаком с украшениями древнерусских книг и, может быть, византийских, а также и балканских. Работая над украшением Бучацкого евангелия, он считал возможным черпать из разных источников мотивы и образцы различных стилей. Однако творчески переосмысляя особенности каждого стиля, сочетая разностильные элементы в инициалах Бучацкого евангелия, он всегда мыслил категориями единого целого - книги.

Поскольку черты уставного письма Евангелия сохраняют еще классический для XII в. облик, этот памятник можно отнести к домонгольскому периоду, т. е. к рубежу XII-XIII вв. либо к началу XIII в. Есть основание полагать, что Бучацкое евангелие написано во время княжения Романа Мстиславича, объединившего Галицкое и Волынское княжества, боровшегося за объединение всех княжеств древней Руси за возрождение главенствующей роли древнего Киева, либо в мятежный период малолетства сыновей Романа - Даниила и Василька и регенства их матери - Анны. Местом написания рукописи, возможно, был один из монастырей Волыни, не исключено, что это Богородичный монастырь в с. Городище вблизи Владимира Волынского.

Подводя итоги вышесказанному, следует подчеркнуть, что Бучацкое евангелие является ценным памятником письменности Галицко-Волынского княжества домонгольского периода, представляющим интерес и с точки зрения лингвистики, в частности для говоров территории Галицко-Волынского княжества, и с точки зрения художественного оформления книги.

В оформлении Бучацкого евангелия сказались черты переходного периода, столь характерные для процесса смены стилей, когда ясно прослеживается два направления: одно - продолжающее традиции старовизантийского стиля, но в новой, сугубо графической условной интерпретации, и другое - развивавшее мотивы плетения, часто в комбинации с растительными элементами, но с полным отсутствием сказочно-фантастических мотивов тератологии, в то время приобретших столь широкое развитие в Новгороде и в Северной Руси.

Следует подчеркнуть, что многие из затронутых в данной статье вопросов, требуют еще более тщательного и всестороннего изучения. Настоящая публикация ставит своей задачей лишь предварительную характеристику художественного оформления этого интересного памятника.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://redkayakniga.ru/ "RedkayaKniga.ru: Редкая книга"

Рейтинг@Mail.ru