Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Когда поэт переводит..." (Ян Маерник)

Беседу вела Людмила Букина

Ян Маерник - известный словацкий поэт и переводчик, автор книг "Миг взросления", "Это случилось", "Откуда", "За светом в окошке", "Я шел по грибы". Стихи Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Николая Асеева, Александра Твардовского, Бориса Слуцкого, Евгения Винокурова, Беллы Ахмадулиной стали достоянием словацкого читателя благодаря переводам Яна Маерника.

- Расскажите, пожалуйста, о вашем пути к русской литературе, о книгах, повлиявших на ваше мировоззрение и определивших выбор профессии.

- Мое отношение к русской и советской литературе складывалось, можно сказать, в несколько этапов. Помимо школы любовь к ней мне привил словацкий поэт Янко Есенский, который не просто переводил Пушкина, Есенина - они самым серьезным образом повлияли на его собственное творчество. Помню, фотографию Есенина я даже окантовал в березовую рамку и повесил в своей комнате. Незадолго до окончания школы я влюбился - мы как раз проходили Пушкина - вот я и сподобился сочинить этакого провинциального "Евгения Онегина"... Он благополучно канул в Лету, ведь пушкинский Онегин - неповторим!

Жил я в южном пыльном равнинном городке и там впервые увидел кочующих цыган. Это настолько разбередило мою жаждущую романтики юношескую душу, что на одном дыхании перевел "Цыган" Пушкина (наверное, не безнадежно плохо - позже опубликовал часть этого первого в жизни перевода). Потом пришло восхищение мастерством Гончарова - "Обрыв" и "Обломова" перечитывал в оригинале несколько раз и, возможно, поэтому мне удалось написать хорошее сочинение на выпускном экзамене по русскому языку.

Ян Маерник
Ян Маерник

В Братиславский университет поступил на исторический факультет. Впрочем, после первого же семестра перешел на филологический (русский и словацкий языки) и тем самым перевел свой интерес к русской и советской литературе с романтических на реалистические рельсы. Университет закончил в 1959 году.

- Ваша дипломная работа была связана с филологией или с лингвистикой?

- Тему я выбрал такую: "Современная молодая словацкая литература". Мне не стоило особого труда написать дипломную работу, потому что во время учебы я уже работал редактором журнала, где печатались молодые литераторы (сейчас они стали маститыми писателями), то есть многое знал об их творчестве в отличие от преподавателей, которые еще не успели их заметить. К моей работе была всего одна претензия - неверное построение фразы, - так что диплом я все-таки защитил.

В то время я был чрезвычайно активен творчески: редактировал, заседал в комиссиях, редсоветах, писал и публиковал стихи, критические статьи, переводы. Тогда же издал две книги современной индийской поэзии...

- Мне как переводчику монгольской поэзии особенно дорог ваш интерес к Востоку. И в то же время понятно тяготение к славянским литературам: зная основательно два-три родственных языка, чувствуешь себя свободно в стихии славянской речи. Так, русский, украинский и польский делают для меня, например, доступным белорусский язык, дают возможность читать со словарем на словацком...

- Я немного научился польскому и перевел избранные стихи Тадеуша Ружевича ("Тревога", 1961), Константы Галчиньского ("Волшебные дрожки", 1963), позже - чешского поэта Ивана Скалу ("Что возьму в дорогу", 1979). С помощью специалиста по украинскому языку перевел избранные стихи Ивана Драча ("Полевой цветок", 1971), а в дальнейшем уже самостоятельно работал над книгой Бориса Олейника "Повторение огня" (1982), антологией "Чистыми руками" (1980), над стихами поэтов из национальных республик, переведенными на русский язык, - хотя такой "многоступенчатый" перевод не считаю идеальным.

- Лет десять назад, вступая в литературный мир, я с удивлением и недоумением узнала о том, что существует отряд переводчиков, не пишущих стихи, но активно переводящих поэзию. Они чрезвычайно плодовиты, производимый ими "поточный вал" переводной поэзии угрожает захлестнуть поэзию истинную. Может быть, существует особый дар - умение рифмовать слова, - который становится профессией? Но ведь от зарифмованных строчек до поэзии - такой же долгий, вернее, безнадежный путь, как от манекена до живого человека. Невольно вспоминается шуточное определение поэзии, данное А. Жаровым:

 Стихи - это строчки разной длины 
 С пустыми местами с каждой стороны...

Вы много лет работаете в литературе, имеете большой опыт как поэт и переводчик и наверняка размышляли над этими вопросами.

- Переводчиков прозы у нас много, при этом отнюдь не все - прозаики; поэтов-переводчиков - мало. Переводчик поэзии и сам обязан быть поэтом. Подчеркиваю: поэзию непременно должны переводить поэты.

- Конечно, и здесь есть счастливые исключения - у нас они связаны с ориенталистикой. Вспомним хотя бы блистательные переводы с китайского В. Алексеева, Л. Эйдлина... Эти ученые-китаисты, не будучи стихотворцами в общепринятом смысле, то есть не имея собственных поэтических сборников, были настоящими поэтами в своих переводах, искали и находили пути постижения восточной поэтики русским словом. Каждый раз эти пути были иными. Так, в предисловии к переводам Ли Бо В. Алексеев пишет: "Мне было бы приятнее всего переводить ритмически, отвечая стихом на стих, но, не желая жертвовать словами, которых, с моей точки зрения, замещать уже нечем, от этой соблазнительной перспективы я еще раз отступаю и даю только точный, дословный перевод, укладывая в пять значащих русских слов пять слов китайского стиха".

Однако этот "дословный" перевод, снабженный пространным комментарием, вовсе не синоним подстрочного, - он стал самоценным поэтическим явлением. Хотя В. Алексеев считал свою работу сугубо научной, филологической: "Вероятно, наиболее правильным путем пересадки чужого поэтического уклада на нашу почву нужно считать промежуточное появление Фицджеральдов для всякой восточной поэзии. Пока же такового для китайской поэзии не нашлось, нам, филологам, нужно прокладывать для них же дорогу и смело браться за трудное дело перевода тех вещей, от которых в былое время китаисты отказывались".

Прошли годы - и появились восточные переводы Анны Ахматовой... О них кратко, но всеобъемлюще написал Л. Эйдлин в статье "Когда поэт переводит...", опубликованной в журнале "Иностранная литература". Говоря об ахматовских переводах Ли Бо, ученый отметил: "Так волнующе свежо написано это, как будто все происходило вчера, а не по крайней мере тысячу двести лет тому назад, так, как будто написано это самой Ахматовой. Оно и не мудрено: не столь уж долгий срок эти тысяча двести лет, чтобы изменить человеческие чувства и не позволить поэту вновь услышать знакомую ему иволгу и вновь пережить старую свою печаль: ,,Я слышу иволги всегда печальный голос и лета пышного приветствую ущерб..."".

Долгие годы, тщательно шлифуя каждое слово, готовил свои переводы с китайского Л. Эйдлин. И эта несуетность, неспешность живут в свободном дыхании поэтических строк Тао Юаньмина, Мэн Хаожаня, Бо Цзюйи, Ли Бо, Ду Фу... Мне довелось несколько лет работать в Институте востоковедения АН СССР в секторе литератур Дальнего Востока и Индокитайского полуострова, который возглавлял Л. Эйдлин, и это была настоящая творческая школа - академическая, уже уходящая, к сожалению... Не только на заседаниях, в докладах, но и в повседневном рабочем общении, в самой манере держаться и говорить, в умении оценить ситуацию, найти мягкое и точное слово, - во всем равно чувствовалась человеческая одаренность Льва Эйдлина. И, говоря о переводах, он особенное значение придавал неторопливой, обстоятельной работе, потому что все, сделанное наспех, не способно жить долго.

- Да, это особая проблема. Кто переводит поэзию, избегая делать свое дело плохо, тот знает, что поэт-переводчик должен иметь возможность и время познакомиться с творчеством своих авторов поближе, а еще лучше - встретиться с ними лично и обсудить все вопросы до того, как приняться за работу. Однако издательства с этим не считаются... Немного похоже на жалобу, но вы интересовались моим личным опытом.

Поэтическому переводу я отдал лучшие свои годы и силы, в основном выполняя заказы издательств и мечтая о том, чтобы переводчик, если он к тому же и поэт, сам выбирал авторов или хотя бы отдельные стихи. Мне лично такое счастье выпадало довольно редко. Издательская практика, видимо, закрепила на вечные времена противоречие между тем, что переводчику нужно переводить, и тем, что ему хотелось бы перевести, дабы представить автора во всем многообразии творчества. Вот уж поистине тяжкая работа - это самое вживание в поэтический мир других при обязательном условии репродуцировать его в переводе, сохранив при этом собственное поэтическое кредо. Возможно, именно поэтому мне удалось создать всего пять оригинальных поэтических книг стихов и одну книгу прозы - "Они растут!", дважды выходившую на словацком. В 1984 году, переведенная на чешский язык, эта книга была издана для членов Клуба друзей советской литературы. С другой стороны, переводческая практика помогла мне избежать экспериментального модничанья и дала возможность черпать силы, свежесть и правду жизни в реализме советской поэзии. Поэтому я многим ей обязан.

- Редакция журнала "Советская литература" отметила вашу переводческую работу почетным дипломом. Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, что уже сделано, и каковы ваши планы на будущее.

- Считаю большим успехом тот факт, что мне удалось немало перевести из советской, главным образом русской поэзии. Надеюсь, свою работу делал не хуже других - впрочем, самому судить трудно... Переводил книги самых разных поэтов: Бориса Слуцкого ("Время", 1963), Евгения Винокурова ("Лицо человеческое", 1963), Евгения Евтушенко ("Три стихотворения", 1963), Беллы Ахмадулиной ("Моя родословная", 1966; "Уроки музыки", 1974), Александра Твардовского ("Книга лирики", 1974), Риммы Казаковой ("Набело", 1980), Сергея Михалкова ("Басни", 1982), Николая Асеева ("Косой дождь", 1984). Перевел также избранные стихотворения еще двадцати советских поэтов- главным образом для журнала "Советская литература", а для "Ревю всемирной литературы" переводил Ахматову, Цветаеву... В газетах и журналах публиковались переводы отдельных стихов других авторов или небольшие их подборки. В издательстве "Словацкий писатель" вскоре выйдет книга моих избранных переводов. Сейчас работаю над сборником Мусы Джалиля.

Творческие планы? Я бы покривил душой, если бы сказал, что предпочитаю труд переводчика оригинальному творчеству. Наряду с критикой и публицистикой стал заниматься сатирой. Готовлю новый сборник рассказов, начал научно-фантастическую повесть... И, опровергая суждение, что лирику пишут до определенного возраста (который, говорят, я уже перешагнул), по- прежнему пишу стихи. Что касается переводов, то, пожалуй, пора присмотреться к современной молодой советской поэзии и одновременно найти созвучное себе в классике.

- В последнее время у нас наметился спад интереса к поэзии - по крайней мере, об этом свидетельствует снижение тиражей и то, что поэтические книги плохо раскупаются. Появилось так много имен, что читатель не в силах ориентироваться в безбрежном книжном море.

- Это наша общая проблема. Только у нас - в меньших масштабах. Отношение читателей к поэзии в Словакии хорошее, хотя в последнее время большее внимание привлекает проза. Тиражи поэтических книг сравнительно невелики - от 800 экземпляров до трех тысяч, прозаических - от трех до десяти тысяч. Количество авторов необыкновенно увеличилось, именно молодых - не знаю, хорошо ли это, так как свидетельствует о снижении издательских критериев. Но вопреки модной волне интереса к прозе поэзия остается поэзией - без нее литература немыслима.

Александр Блок
* * *

Там человек сгорел. Фет

 Как тяжело ходить среди людей 
 И притворяться непогибшим, 
 И об игре трагической страстей 
 Повествовать еще не жившим. 

 И, вглядываясь в свой ночной кошмар, 
 Строй находить в нестройном вихре чувства, 
 Чтобы по бледным заревам искусства 
 Узнали жизни гибельный пожар!
 1910
предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru