Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

От редактора

Сектор истории древнерусского искусства ВНИИ искусствознания совместно с Археографической комиссией АН СССР провел в 1969 и 1971 гг. две конференции, посвященные изучению русской рукописной книги. Результатом работы этих конференций явились два сборника: "Древнерусское искусство. Рукописная книга" ([сб. 1]. М., 1972) и "Древнерусское искусство. Рукописная книга" (сб. 2. М., 1974).

Оба сборника были хорошо приняты научной общественностью, очевидно, в силу того, что в них нашли отражение достаточно существенные проблемы изучения средневековой иллюминированной рукописной книги (высказывались даже пожелания сделать сборники продолжающимся изданием). Тем не менее прошло восемь лет, прежде чем Сектор вновь смог предпринять издание очередного тома, посвященного изучению средневековых иллюминированных рукописей, хотя в сборниках "Древнерусское искусство" продолжали появляться статьи и публикации, касающиеся искусства рукописной книги.

Разрабатывая тип издания, методологию изучения и описания рукописей, Сектор особенно озабочен вопросом внутреннего равновесия между проблемами художественно-стилистическими, археографическими и кодикологическими в пределах исследования каждого памятника, а также степенью полноты необходимых филологических и литературоведческих данных, вводимых в описание каждой из рукописей. Казалось бы, в искусствоведческом издании можно до некоторой степени пренебречь всеми "внеискусствоведческими" сведениями. Однако не только кодикология неотъемлема от прочих оценок памятников искусства рукописной книги, но и литературоведческие данные, которые характеризуют жанр, композицию, образный строй, направленность литературного произведения должны быть положены во главу угла в процессе анализа общей иллюстрационной системы и особенностей художественной интерпретации словесных образов в образах пластических.

В последние годы кадры специалистов археографов, кодикологов, текстологов, филологов объединились в процессе работы над сводным каталогом рукописей, хранящихся в СССР. Возглавляемая Археографической комиссией АН СССР, эта деятельность приобрела грандиозные масштабы и по сути превратилась в разработку методики и методологии изучения рукописной книги в Советском Союзе.

Если к этому прибавить, что в некоторых из союзных республик, особенно богатых рукописным наследием, таких, как Армения или Грузия, существуют научно-исследовательские институты, где хранятся и изучаются манускрипты, а также то, наконец, что международные симпозиумы, посвященные искусству и культуре этих республик, вызвали особое оживление в изучении рукописной книги, то окажется, что истекшие восемь лет были наполнены весьма активной деятельностью в сфере исследования рукописной книги в разных аспектах, давшей достаточно ощутимые результаты.

Прежде всего весьма симптоматично, что в основу описаний сводного каталога положен типологический признак, в связи с чем методические указания по подготовке каталога и составлению описаний содержат характеристики основных типов рукописей.

В процессе работы над каталогом существенно повысились требования к археографическим и кодикологическим исследованиям рукописей. Предъявляются новые требования и в области изучения и описания филиграней. Наконец, именно в последнее время предметом дискуссий стали приемы описания книжных украшений и иллюстраций.

Развитие кодикологии в качестве самостоятельной дисциплины в западноевропейской науке существенно обогатило приемы описания рукописей, усовершенствовало методику изучения кодексов и привело к комплексным методам работы. При составлении научных каталогов рукописей, как правило, объединяются ученые разных специальностей. В контакте работают не только кодикологи, историки и филологи, но к ним присоединяются зачастую музыковеды, историки искусства, философы.

В последнее время намечается тенденция предельной формализации описаний латинских и греческих рукописей, составляются словари терминов, язык описаний кодируется с тем, чтобы обработка всего материала могла осуществляться на электронно-вычислительных машинах. В ряде стран и, в частности, во Франции и Соединенных Штатах уже имеются специальные научно-исследовательские институты по изучению, подчеркнем - комплексному изучению, рукописной книги на современном уровне (в частности, с помощью электронно-вычислительной техники). Есть все основания ожидать новых результатов в деле изучения всего богатого наследия средневековых рукописей стран византийского ареала.

Большое оживление ощущается и в исследовании рукописей иллюминированных. Начиная с 1973 г. в странах Западной Европы и в Соединенных Штатах прошел ряд конференций и коллоквиумов, посвященных выработке единой терминологии не только для характеристики видов письма, но и типов орнаментального убранства и иллюстраций. Естественно, что в процессе выработки единой терминологии предельно обобщалась методика исследования, вырабатывалось единство подходов и в постановке задач, и их решении. Однако оказалось, что некоторые области все еще не до конца разработаны и, несмотря на всю увлекательность и интерес, остаются если не вне пределов внимания ученых, то во всяком случае не в центре этого внимания.

При всем внимании к типологической классификации книги, внимании к ее функциональному назначению (прежде всего - книга четья и книга богослужебная), элементы книжного убранства - орнаментика и иллюстрация - за редким исключением все еще рассматриваются вне их функционального назначения в пределах кодекса.

В качестве одного из инструментов исследования иконографический метод довольно широко применяется в изучении книжной иллюстрации. Однако уделяется больше внимания отдельным изменениям иконографической схемы или ее отдельных деталей в пределах данного иконографического извода, отдельной иллюстрации (реже общей системы иллюстрирования), в то время как образная интерпретация текста средствами иллюстрации все еще недостаточно раскрыта исследователями.

В тех Случаях, когда прослеживается сюжетное соответствие иллюстрируемого текста и образности самой иллюстрации, вне пределов внимания исследователя остается вопрос о внетекстовых источниках книжной иллюстрации. Художник в изображаемом событии подчас выходит за пределы иллюстрируемого им текста. Иногда это объясняется ассоциативным мышлением художника, иногда миграцией иллюстративных схем и сюжетов из рукописи в рукопись, по почти не принимаются во внимание те внекнижные источники информации - образно-поэтической информации, которой порой обладает художник.

Если, выясняй становление той или иной иконографической схемы, исследователи прежде всего выявляют три источника - данные канонических и неканонических книг Ветхого и Нового завета, произведения патристики и литургической гимнографии, то при исследовании книжной иллюстрации следует принимать во внимание, наряду со всеми тремя названными источниками, данные апокрифов и шире - фольклорные образы.

Проблема внекнижных источников иллюстрации обещает исследователю открытия, которые позволят существенно обогатить не только представления о психологии художественного творчества иллюстратора, но и о существенно более широком и богатом мире общенародных чаяний и идеалов, получающих отражение во всем многообразии иллюстрированной средневековой рукописной книги.

Хотелось бы более точно определить сегодняшний этап изучения иллюстрированной и орнаментированной средневековой рукописной книги. Мы далеки еще от возможности приступить к созданию обобщающей истории средневековой славяно-русской иллюминированной рукописной книги. Мы далеки также и от обобщающего труда о закономерностях развития средневековой книжной иллюстрации, как и далеки от осуществления обобщающего труда по истории книгоделательного искусства. До сих пор еще не вполне осмыслены его центры, не выявлены мастера, не исследована техника и технология иллюминирования.

Однако работа над сводным каталогом дает многое для первичных обобщений, которые могут стать реальными подступами к решению названных задач. Материал, накопленный в процессе работы над сводным каталогом, должен получить историко-искусствоведческое обобщение и обобщение прежде всего в плане истории книжной иллюстрации и истории книгоделательного искусства. Для этого необходимо прежде всего совершенствование методики описания украшенных и иллюстрированных рукописей, разработка методики изучения книжной иллюстрации, раскрытие зависимости поэтической образности литературного произведения и книжной иллюстрации. В свою очередь на пути к осуществлению истории иллюминированной рукописной книги должна быть решена методическая и методологическая задача монографического изучения и публикации отдельных памятников. Представляется необходимым, чтобы это монографическое изучение и публикация памятников были неразрывны с факсимильным изданием рукописи.

Предлагаемый вниманию читателей сборник содержит циклы статей, посвященных более частным проблемам, но достаточно существенным для сводных обобщающих исследований.

Это статьи, связанные с изучением отдельных уникальных памятников, а также коллекций рукописных книг, их состава, истории их формирования.

Новое, что отличает этот сборник от предшествующих и что характерно для современной методики изучения рукописной книги, - это сотрудничество историков искусства и реставраторов в работе над памятниками и широкое привлечение реставрационных данных при исследовании рукописей.

В свою очередь научная реставрация рукописной книги в последнее время осуществляется в непосредственном контакте с историками искусства.

Высокий уровень реставрационных работ в настоящее время превращает сам процесс реставрации в процесс тщательного изучения рукописной книги прежде всего с точки зрения техники и технологии книгоделательного искусства во всем его объеме (включая и переплет).

Наблюдения над техникой и технологией исполнения миниатюр существенно подкрепляют атрибуционные заключения историков искусства, позволяют установить число исполнителей, придают убедительность творческим характеристикам отдельных мастеров.

Хотя статьи, согласно принятому в томах "Древнерусского искусства" принципу располагаются в прямой хронологии памятников искусства, служащих предметом исследования, в отдельных случаях редакция позволяет некоторые отступления, чтобы не разрывать группы статей, объединенных общностью темы или единством объекта изучения.

Таковы статьи, посвященные недавно отреставрированным рукописям, в частности Изборнику 1073 г., а также некоторым рукописям XVI в., в частности Лицевому летописному своду. Внимание исследователей вновь и вновь привлекает эта грандиозная иллюстрированная рукопись и памятники рукописной книги той же поры, теснейшим образом с ней связанные. Этот круг работ должен явиться своего рода подступом к новому монографическому исследованию Лицевого свода и его факсимильному изданию.

Сборник охватывает широкий круг материала от XI до XVII в. Исследователи обращаются к ценнейшим памятникам - византийским, славяно-русским, армянским, грузинским, украинским, хранящимся в библиотеках, музеях и институтах рукописей Советского Союза. Неисчерпаемое богатство памятников книжной культуры все еще ждет детального изучения. Настало время приступить к обобщающим сводным трудам по истории средневековой рукописной книги, хранящейся в таком обилии в музеях и древлехранилищах Советского Союза.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru