Новости    Старинные книги    Книги о книгах    Карта сайта    Ссылки    О сайте    


Русская дореформенная орфография


Книговедение

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я A B D







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Хранилище реликвий. Путешествие по фондам ЦГАЛИ СССР (Ким Ляско)

Всякая строчка великого писателя становится драгоценной для потомства. А. С. Пушкин

1. Бастион культуры

Время оседает в архивохранилищах подшивками газет, коробками кинолент, связками писем, папками деловых бумаг... "Рукописи не горят", - сказано в знаменитом романе. Горят и еще как! Только заботливая рука архивиста спасает от забвения мало что значащие в глазах беспечных современников и бесценные для грядущих поколений вещественные свидетельства духовной жизни эпохи.

Разглядывая автограф писателя, клавир композитора, фотографию художника за мольбертом, мы ощущаем прикосновение к документу как личное общение с теми, кто является властителями наших дум, общение, которому не мешает ничто - ни время, ни расстояние, ни вкусы, ни привычки. Всесильна власть документа - свидетеля минувшего.

Отправимся же, читатель, в удивительный дом, где хранится само Время. Запомните адрес: Ленинградское шоссе, дом 50.

На первый взгляд здание ничем особенным не выделяется, вот только узкие окна, похожие на бойницы, делают его похожим на крепость. В сущности, это и есть бастион культуры. Вывеска при входе гласит: "ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА СССР".

Итак, перед нами знаменитый, полный тайн и сюрпризов дом, который в нашей стране и далеко за ее пределами знают под именем "ЦГАЛИ". Прежде чем войти в заветные двери и отправиться в путешествие по его фондам, послушаем вступительное слово. Его произнесет писатель, народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, член ученого совета ЦГАЛИ СССР, друг и помощник цгалийцев во всех их начинаниях Ираклий Луарсабович Андроников. Цгалийцев он называет "хранителями правды".

- 29 марта 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР, - говорит И. Андроников, - предписал "организовать в г. Москве Центральный государственный литературный архив для хранения в нем литературных фондов государственных архивов и соответствующих документальных материалов музеев, библиотек, научно-исследовательских институтов и других учреждений".

В начале это постановление в литературных и архивных кругах было принято сдержанно. Однако ученые организацию Центрального государственного литературного архива одобрили. 14 мая положение о ЦГЛА было утверждено. Центральный архив получал права на материалы Гослитмузея и на все то, что хранится по литературе и искусству в других центральных архивах страны, а также в музеях, театрах, учреждениях художественных и музыкальных.

Когда началась передача материалов, грянула война. Фонды (примерно 150 тысяч единиц хранения) срочно эвакуируются в тыл - в Саратов и Барнаул: архивы Гоголя, Жуковского, Сухово-Кобылина, Салтыкова-Щедрина, Герцена, Аксакова, Некрасова, Лескова, Короленко, Блока, Есенина, Маяковского, Макаренко, "Окна РОСТа".

На Москву уже падали зажигательные и фугасные бомбы. Надо было срочно собрать и вывезти в безопасное место литературные материалы, сосредоточенные в других хранилищах. Центральный архив древних актов передает ЦГЛА Остафьевский архив Вяземских, материалы Зинаиды Волконской, Герцена, Суворина, редакций газет "Русские ведомости", "Речь", "Курьер"... Третьяковская галерея - архивы кружка "Среда", Строгановского училища, Школы живописи, ваяния и зодчества, фонды П. М. и С. М. Третьяковых, Остроухова, Клодта... В 1942 году Музыкальное издательство передает ЦГЛА две с лишним тысячи писем композиторов к издателю П. И. Юргенсону, Мурановский музей - бумаги Тютчева, Баратынского. В спешном порядке сдают свои архивы "Литературная газета", издательство "Искусство", Гослитиздат, Детгиз, журналы "Октябрь" и "Знамя". Часть материалов в ЦГЛА переходит из Исторического музея, ценные бумаги поступают из Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина... И вот вторая партия фондов (280 тысяч единиц хранения) вывозится в Барнаул: это рукописи, письма, дневники братьев Киреевских, Лермонтова, Достоевского, Чехова, Венецианова, Крамского, Айвазовского, советских писателей, издателей, художников, искусствоведов...

В конце 1944 года, - продолжает Ираклий Луарсабович,- все фонды возвращаются в Москву. Сразу же после войны к ним приобщаются материалы: из Ярославля - Некрасова, из Горького - Короленко, из Воронежа - Никитина и Кольцова. Еще прежде Саратов передал в ЦГЛА материалы Н. Г. Чернышевского. К 1952 году издан первый "Путеводитель". В 1954 году, с учетом огромной исторической ценности фондов музыкантов, художников, деятелей кино и театра, новый архив получает свое нынешнее название: Центральный государственный архив литературы и искусства СССР.

(Замечу в скобках: удивительно умение Ираклия Андроникова - что в устном рассказе, что в книге - коротко и емко обрисовать портрет человека или, как в нашем случае, полную драматических событий историю создания прославленного архива.)

2. "Визитная карточка" архива

Я держу в руках книгу. В ней почти 450 страниц. И хотя отпечатана она на бумаге отнюдь не высшего сорта и иллюстрации в ней получились не очень четко, книга эта - предмет вожделений многих читателей, интересующихся историей. Название сборника - "Встречи с прошлым" - хорошо знакомо библиофилам. Перелистываю пятый выпуск, целиком состоящий из сообщений и очерков научных сотрудников ЦГАЛИ. Как и предыдущие, он вышел в свет в издательстве "Советская Россия".

Дух захватывает от одной аннотации: "В сборнике "Встречи с прошлым" литература, театр, музыка, изобразительное искусство, кино - в самых различных сочетаниях и аспектах". А какие имена! М. Горький и А. Чехов, Е. Вахтангов и Д. Шостакович, Н. Лесков и В. Поленов, М. Волошин и К. Бальмонт, С. Судейкин и И. Эренбург, Ф. Шаляпин и Р. Глиэр, А. Белый и М. Цявловский...

Можно ли устоять перед таким блестящим созвездием? Удивительно ли, что любой из нас находит в нем "свою" звезду?.. Не только ученые и исследователи, но и самые широкие читательские круги проявляют все возрастающий интерес к "Встречам с прошлым". Сборник документов выходит теперь тиражом 100 тысяч экземпляров - и все равно - мало. Первые выпуски, появлявшиеся в скромном оформлении, теперь переиздаются в новом, так сказать, облагороженном виде: твердый переплет с золотым тиснением на корешке, больше иллюстраций... Все это не может не радовать читателя.

Каждый выпуск по традиции предваряется вступительным словом крупного писателя, актера или режиссера. Так, сборник 1976 года представлял Константин Симонов: "Значение этого очередного сборника, выпускаемого ЦГАЛИ, - не только в его собственном богатом содержании, но и в том, что это своего рода визитная карточка, - если мне будет позволено так выразиться, - которая напоминает о всем содержании этого уникального архива, о всем богатстве и разнообразии этого содержания. Этот сборник заставляет думать не только о том, что мы узнали из него, но и о том, что нам еще предстоит узнать, о тысячах и тысячах интереснейших историко-культурных документов, над которыми еще предстоит работа, которые еще будут публиковаться, обогащая наше представление и наши познания".

3. В гостях у муз

Гидом в нашем путешествии по фондам хранилища реликвий будет Наталья Борисовна Волкова - директор архива, заслуженный работник культуры РСФСР, кандидат филологических наук, рачительная "хозяйка" несметных богатств, неустанно пекущаяся об их умножении и сбережении. С Натальей Борисовной мы знакомы давно. В памяти словно стоп-кадры: то она выступает перед членами клуба книголюбов ЦДРИ СССР, предваряя устный выпуск сборника "Встречи с прошлым", то внимательно слушает доклады и сообщения на вечере в библиотеке Ждановского района столицы, посвященном дочери М. И. Цветаевой - Ариадне Сергеевне Эфрон. Вот она, сообщает хроника, в Париже, приехала с выставкой рисунков С. М. Эйзенштейна (150 работ великого кинорежиссера)... Сейчас предстоит увидеть Наталью Борисовну на ее обычном рабочем месте.

Несколько шагов по коридору мимо редких фотопортретов А. Твардовского, В. Мейерхольда, В. Маяковского, А. Толстого - и я в ее кабинете.

- Наталья Борисовна, вот пятый выпуск сборника "Встречи с прошлым". Какие еще существуют способы ознакомления научной и читательской общественности с богатствами архива?

- Сразу хочу предупредить: в сборники "Встречи с прошлым" входит, может быть, лишь незначительная часть всего массива документов и материалов, хранящихся у нас. Мы отбираем самые интересные темы, самые известные имена. Обращаем внимание и на литературную сторону публикаций; стремимся придавать им занимательную форму, ведь выпуски, как вы знаете, рассчитаны на широкую читательскую аудиторию.

Что касается научной общественности, то для исследователей выпускаем "Путеводители по ЦГАЛИ". В какой-то степени они похожи на "Ученые записки" Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, однако есть и разница. Если в "Записках" - лишь перечень новых поступлений и обзоры отдельных фондов, не раскрывающих полно их содержания, иначе говоря, выборочная информация, то в наших "Путеводителях" читатель найдет полную информацию о всех без исключения поступлениях и приведенных в порядок фондах. Как они выглядят, вы сейчас увидите...

Наталья Борисовна встает из-за стола и подходит к шкафу. Один за другим передо мной возникают пять увесистых томов.

- Вот наши "Путеводители". В первом, который издан в 1960 году, четыреста сорок четыре страницы. В него вошли описания фондов мастеров искусств. Во втором, вышедшем в 1963 году, уже восемьсот десять страниц. В нем вы найдете описания всех литературных фондов. Последние три выпуска - 1968, 1975 и 1982 годов - дают представление о дальнейших поступлениях. В частности, в пятом - описание фондов, которые поступили в 1972 - 1977 годах. Шестой выпуск, охватывающий поступления с 1978 по 1984 год, сдан в печать. Таким образом, справочник - продолжающееся издание. Что это значит, поясню на примере архива Веры Федоровны Пановой.

Основную его часть писательница постепенно передавала нам еще при жизни. Описание материалов дано в третьем выпуске "Путеводителя по ЦГАЛИ" (372 единицы хранения): рукописи повести "Евдокия" (1958), пьес "Илья Косогор" (1939), "В старой Москве" (1940 - 1956), "Метелица" (1942 - 1956)... Тут и сценарии "Поезд милосердия" (1955 - 1963), "Евдокия" (1960), статьи об А. П. Чехове (1960), выступления на юбилейных вечерах, посвященных памяти Ф. М. Достоевского (1956), А. С. Пушкина (1962), письма самой Веры Федоровны и письма к ней Г. Николаевой, Ю. Завадского, А. А. Игнатьева, Н. Охлопкова, К. Паустовского, А. Твардовского, фотографии сцен из спектаклей, кинокадры из фильмов по ее сценариям... Затем Вера Федоровна передала нам еще часть своего архива - 444 единицы хранения. Опись этих документов - в четвертом выпуске "Путеводителя", в котором дана отсылка к предыдущей аннотации, и для исследователя творчества Веры Пановой не составит труда найти интересующие его материалы. Когда Вера Федоровна скончалась в 1973 году, ее близкие передали нам оставшуюся часть архива. Она составила уже 3-ю опись, в которой 544 единицы хранения.

Вы видите, что "Путеводители" насыщены фактурой, аннотации дают в предельно сжатой форме максимум информации. Хотела бы обратить ваше внимание на следующие особенности. Во-первых, везде (особенно это касается писем) указаны хронологические рамки. Исследователь сразу видит, есть ли среди них периоды, которые его интересуют. Во-вторых, даны адресаты. В-третьих, упоминаются не все, допустим, рукописи, а только главные, характерные. И, наконец, еще одна особенность - "Путеводитель" - в какой-то степени и биографический справочник. Из него можно почерпнуть сведения о годах жизни и основных вехах творчества писателя, актера, режиссера, композитора, художника. Особенно это ценно, когда речь идет о малоизвестных именах в истории литературы и искусства. Кстати, замечу: к нам часто обращаются составители биографических справочников и энциклопедий. Читателям "Альманаха библиофила" будет небезынтересно узнать, например, о том, что сейчас целая группа авторов готовит для издательства "Советская энциклопедия" "Словарь русских писателей XVIII - XIX веков". Участвуют в его подготовке и научные сотрудники нашего архива. Можно привести и другие примеры... Их много.

Ежегодно ЦГАЛИ принимает от 800 до 1000 исследователей из различных республик нашей страны, до пятидесяти гостей из-за рубежа - США, Англии, ФРГ, Японии, Австралии, из социалистических стран. К их услугам внутренний справочный аппарат ЦГАЛИ - описи фондов, именной и систематический каталоги.

Кроме "Путеводителей", - продолжает Наталья Борисовна, - наш архив подготовил совместно с другими учреждениями несколько каталогов и описаний фондов отдельных выдающихся представителей отечественной культуры. Назову три работы- "Описание рукописей Ф. М. Достоевского" (М., 1957); "В. В. Маяковский. Описание документальных материалов" (М., 1964. Вып. 1; 1965. Вып. 2); "Александр Блок. Переписка. Аннотированный каталог". Письма поэта (М., 1975. Вып. 1); Письма к А. Блоку (М., 1979. Вып. 2). Издания, вышедшие в свет благодаря нашему творческому содружеству с Институтом русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом), Государственной библиотекой СССР имени В. И. Ленина и Государственной библиотекой-музеем В. В. Маяковского, вместе с капитальными томами "Литературного наследства", являются важнейшей источниковедческой базой для изучения творчества многих писателей, в частности, для готовящегося академического Собрания сочинений А. А. Блока.

4. Что за "единицей хранения"?

- Расскажите, пожалуйста, каковы основные функции ЦГАЛИ, как пополняются фонды архива? Кто и как определяет научную ценность документов? Что именно архив принимает на хранение? Назовите наиболее значительные поступления в последнее время.

- ЦГАЛИ осуществляет контроль за состоянием архива ряда профессиональных учреждений литературы и искусства. К ним относятся фонды Министерства культуры СССР и Госкино СССР, творческих Союзов писателей, художников, композиторов, кинематографистов и ВТО, учебных заведений, таких, как Литературный институт имени А. М. Горького, Московская государственная консерватория, Всесоюзный государственный институт кинематографии, основных театров Москвы - ГАБТа, МХА-Та, Малого театра, Театра имени Евг. Вахтангова, издательств, редакций Литературной газеты" и "Литературной России", журналов "Новый мир", "Октябрь", "Знамя", "Москва", киностудии "Мосфильм" и других. Сотрудники ЦГАЛИ контролируют состояние архивов этих учреждений, организаций и учебных заведений.

Каждые 15 лет фонд постоянного хранения по описи должен поступать к нам. Прежде всего мы принимаем материалы, связанные с наиболее значительными событиями, - протоколы и стенограммы съездов, пленумов и конференций творческих работников, обсуждений и диспутов, встреч и вечеров, в том числе, конечно, и афиши, буклеты, программки, каталоги, т. е. все, что характеризует жизнь творческих организаций и деятельность их членов. Поступают к нам и личные дела, представляющие немаловажный интерес для будущих биографов и историков.

Вы спрашиваете: кто и как определяет ценность документа? Материалы, зафиксированные в соответствующей описи и в определенном порядке, рассматриваются экспертно-проверочной комиссией ЦГАЛИ. Ее интересует все: полон ли перечень, правильно ли систематизированы документы, нет ли каких-то упущений, пробелов. И только после довольно строгого отбора принимаем материалы на хранение.

При определении научной ценности личных архивов мы исходим прежде всего из главного принципа: насколько тот или иной документ отражает биографию и творчество писателя, художника, актера, композитора. Охотно и широко открываем двери перед содержательными материалами: рукописями, письмами, дневниками, книгами с автографами; отказываем в приеме лишь в тех случаях, когда документы носят сугубо бытовой характер и никакой ценности для науки не представляют.

У нас, архивистов, выработались так называемые критерии отбора документов:

а) временные рамки (время появления);

б) его значение для творчества данного лица;

в) автографичность и другие признаки принадлежности;

г) экспозиционность документа (допустим, это - письмо писателя, погибшего на фронте, - документ несет большую эмоциональную нагрузку и, безусловно, найдет место в экспозиции музея или на выставке);

д) личность фондообразователя (возможно, он сам не был значительным лицом своего времени, но зато состоял в дружбе или переписке с известным деятелем искусства).

Разыскивают и ведут переговоры о передаче документов, имеющих историко-культурную ценность, сами сотрудники архива. Такого рода материалы поступают, как правило, от наследников, коллекционеров, деятелей литературы и искусства и других частных лиц.

Из опыта нам известно, что личные архивы редко сохраняются полностью. Есть и отрадные исключения из этого правила. Скажем, передача архивов писателей И. Г. Эренбурга, А. Т. Твардовского, С. С. Смирнова, композитора С. С. Прокофьева, кинорежиссера М. И. Ромма, художника П. П. Соколова- Скаля была начата по их инициативе. Особенно много сделал в этом плане К. М. Симонов, передавший в ЦГАЛИ около 30 тысяч документов, в том числе дневники военных лет, собранные им материалы по истории Великой Отечественной войны. А после смерти Константина Михайловича оставшуюся часть архива передала его вдова Лариса Алексеевна Жадова (ее уже тоже нет в живых). Поступил в ЦГАЛИ и огромный архив

А. Б. Шкловского, который он сам начал передавать при жизни. Сейчас поступают к нам материалы (главным образом творческого характера) от А. Б. Чаковского, С. В. Михалкова, Д. Б. Кабалевского...

Ежегодно в ЦГАЛИ СССР приходят несколько тысяч дел из учреждений и организаций, учебных заведений и творческих союзов, свыше 50 тысяч документов от частных лиц.

Немало поступлений из-за рубежа. Наибольший приток таких материалов пришелся на 60-70 годы: было получено свыше 30 тысяч документов. Из них около 18 тысяч поступило через И. С. Зильберштейна, совершившего три поездки во Францию и рассказавшего о своих парижских находках на страницах "Огонька", "Литературной газеты", "Советской культуры".

Трудно переоценить значение поступивших материалов для науки, для истории отечественной культуры. Ведь эти документы, которым немало лет, эти хрупкие реликвии были рассеяны по всему свету. Им угрожала гибель от небрежного хранения, от стихийного бедствия, от невежества, они были обречены на полное забвение в стальных сейфах частных архивов. Тем выше заслуга тех, кому удалось спасти эти ценности и добиться возвращения их на Родину!

Из Франции поступили рукописи Л. Андреева и архив театрального деятеля Н. Н. Евреинова, из США-архивы актера М. А. Чехова и художника С. Ю. Судейкина. Пополнились наши фонды акварелями А. Н. Бенуа и М. В. Добужинского, фотографиями И. Е. Репина и Ф. И. Шаляпина.

Фонд Всероссийского театрального общества обогатился материалами за 1941-1963 годы. Среди них - стенограммы бесед и выступлений С. М. Михоэлса, Г. А. Товстоногова, Ю. А. Завадского, рукописи Н. П. Акимова, М. Ф. Андреевой, С. Г. Бирман, О. Л. Книппер-Чеховой, В. Э. Мейерхольда и других деятелей сценического искусства.

В составе архива редакции журнала "Новый мир" имеются рукописи Б. Л Пастернака, К. Г. Паустовского, К. А. Федина, В. М. Шукшина, Чингиза Айтматова и Расула Гамзатова. В составе большого семейного архива Чеховых, переданного племянником писателя Сергеем Михайловичем Чеховым, имеется несколько подлинных рукописей и писем Антона Павловича Чехова, в том числе автографы писем к Лике Мизиновой.

Владимиром Николаевичем Орловым, исследователем творчества А. А. Блока, переданы автографы стихотворений, письма и фотографии поэта. Архив М. И. Цветаевой, собранный буквально по крупицам, любовно сбереженный и переданный на хранение в ЦГАЛИ ее дочерью Ариадной Сергеевной Эфрон, содержит десятки тетрадей с рукописями стихотворений и поэм, переписку, фотографии, редкие издания.

Большой, хорошо сохранившийся архив М. М. Пришвина- рукописи, дневники, огромная переписка конца XIX - первой половины XX века - поступил по завещанию его вдовы Валерии Дмитриевны Пришвиной. Вышло многотомное собрание сочинений писателя, подготовленное по материалам архива.

Значительно увеличился за счет семейных материалов фонд Ф. И. Шаляпина. Это - обширная переписка Федора Ивановича с женой и детьми, а также письма к нему А. М. Горького, А. И. Зилоти, К. А. Коровина, Н. Д. Телешова и других.

Архив Романа Кармена насчитывает более 4500 материалов. В них отражена его работа над документальными фильмами, а также большая переписка с Э. Хемингуэем, Г. К. Жуковым, Долорес Ибаррури, Г. М. Козинцевым и другими. Значительно пополнились фонды ЦГАЛИ и материалами художников: К. А. Коровина и А. Н. Бенуа, поступившими из Франции, а также В. Д. Поленова, А. А. Осьмеркина; создан фонд Р. Р. Фалька. В составе коллекции театроведа С. Н. Дурылина поступили письма, рисунки, фотографии художника М. В. Нестерова.

- Наталья Борисовна, а на каких условиях архив принимает документы? Выплачивает ли вознаграждение родственникам? Кто имеет преимущественное право доступа к документам? Существует ли право "вето" на публикацию бумаг в течение какого-то определенного срока?

- Отвечу на ваши вопросы по порядку.

Наше главное правило: ценный для истории личный архив или собрание документов мы готовы принять - безвозмездно или же за определенное вознаграждение. При этом оговариваются и особые условия. Скажем, материалы поступают к нам в полное или частично закрытое хранение. Авторское право на использование документов сохраняется за наследниками или лицами, на то уполномоченными.

Приведу примеры. Дочь М. И. Цветаевой Ариадна Сергеевна Эфрон, передавая нам архив матери, поставила условие: основная его часть должна быть закрыта для кого бы то ни было вплоть до 2000-го года, и мы это условие свято соблюдаем. Вдова М. М. Пришвина Валерия Дмитриевна Пришвина, много сделавшая для издания произведений писателя и приведения в порядок его обширного творческого наследия, сдала дневники Михаила Михайловича на закрытое хранение. Могут спросить: почему? Дело в том, что записи-нередко глубоко личного характера, в них могут в разной связи и по разным поводам упоминаться лица, ныне здравствующие, или же их близкие. Упоминание их имен в печати может быть нежелательным и нанести им моральный ущерб. Как правило, к материалам личного характера допускаем (особенно это касается писем и дневников) только с письменного разрешения родственников.

- Предусматриваются ли ограничения на публикацию незавершенных или же по каким-то причинам неопубликованных при жизни автора произведений?

- Я уже говорила, что авторское право принадлежит наследникам или лицам, передавшим материалы на хранение. Они же в каждом случае решают, публиковать или не публиковать то или иное произведение в печати. Последнее слово за ними и в вопросе о том, кто именно выступит в роли публикатора.

К нам, должна сказать, очень часто обращаются сотрудники издательств, редакций газет и журналов. Обширные публикации появляются в томах "Литературного наследства", альманахе "Памятники Отечества", "Альманахе библиофила" и других изданиях. Мы им охотно даем право на первую публикацию архивных материалов при соблюдении условий, о которых я говорила.

5. "Как ваше здоровье, письма?.."

- Библиофилам, коллекционерам, всем, кто владеет собраниями книг, журналов, газет, документов минувших эпох, хорошо известно, сколь хрупок и недолговечен материал, закрепивший текст, - бумага. Очень может быть поучителен и ценен в этом отношении опыт ЦГАЛИ. Сколько времени может жить документ? Принимается ли в расчет материал, на который нанесен текст или рисунок? Существует ли специальная служба "охраны здоровья" документов, принятых на хранение?

- Да, конечно, служба такая есть. Главное архивное управление при Совете Министров СССР имеет специальную лабораторию реставрации и микрофильмирования. На нее и возложена забота, пользуясь вашими словами, об "охране здоровья" ценностей наших фондов.

Разработана целая система мер - она предусматривает поддержание определенного режима температуры и влажности, размещение и хранение документов. Как долго живут рукописи, письма, дневники, записки? Все зависит от качества носителя текста. Скажем, документ XVIII или XIX века выглядит и сегодня великолепно: его, так сказать, "цветущий вид" обеспечен высоким качеством бумаги и красителей. А вот документы бурной эпохи - гражданской войны... Как дети нелегкого времени, они и выглядят соответственно: бумага серая, ломкая, текст бледный, особенно невзрачна машинопись тех лет.

Профилактикой и лечением занята лаборатория нашего главка. Тут и реставрация документов на бумажной основе, и дезинфекция материалов, их очистка от грязи, плесени, грибков, и, наконец, самое важное и необходимое для обеспечения долголетия оригинала - микрофильмирование. Ведь как бы мы ни старались сохранить рукопись или письмо, от частого употребления они быстро стареют и ветшают. Поэтому создается так называемый страховой фонд, в который входят негативы и позитивы документов. Из этого фонда в читальный зал поступает микрофильм, запечатлевший оригинал в его первозданном виде. А сам документ лежит в неприкосновенности. Он может быть выдан исследователю только в исключительных случаях. Так обеспечивается долгий век реликвиям отечественной культуры.

- А как быть тем, кто живет в другом городе или стране? Как вообще организован обмен с другими архивами и учреждениями?

- По заказам, которые приходят из других городов, мы выполняем микрофильмирование и фотографирование материалов. В том числе, разумеется, и по просьбам зарубежных исследователей и учреждений. Информация о наших фондах, как вы могли убедиться, поставлена широко, поэтому число запросов не убывает, а, напротив, из года в год растет.

Разумеется, больше всего используются богатства фондов ЦГАЛИ теми, кто работает в нашем читальном зале. Вы уже знаете, в год бывает до тысячи исследователей. Что приводит их к нам? Конечно, практическая творческая цель.

На материалах из наших фондов созданы, в частности, документальные киноленты, посвященные писателю-коммунисту Н. Островскому и композитору С. Прокофьеву. Большой процент посетителей - это краеведы. Их интересуют фонды ЦГАЛИ с точки зрения истории города, области. Отрадный факт: в последние годы во многих местах создаются мемориальные и народные музеи. Заметно растет интерес к героическому прошлому нашей Родины. Особенно много было обращений и просьб к нашим архивистам в преддверии 40-летия Великой Победы. Для организаторов музейных экспозиций и краеведов изготавливаем копии материалов. По запросам исследователей выдаем справки и проводим консультации.

Мы уже вели речь о сборниках "Встречи с прошлым", - продолжает Наталья Борисовна, - называла я и такие издания, которые подготовлены совместно с другими учреждениями культуры. Хочу познакомить вас еще с некоторыми книгами, основанными на материалах ЦГАЛИ:

А. П. Чехов. Сборник документов и материалов. М.: ОГИЗ художественной литературы, 1947.

А. С. Серафимович. Сборник неопубликованных произведений и материалов. М.: Гос. издательство художественной литературы, 1958.

Л. В. Собинов. В 2 т. Письма. М.: Искусство, 1970. Том I. Статьи, речи, высказывания. Письма к Л. В. Собинову. Воспоминания о Л. В. Собинове. М.: Искусство, 1970. Том 2.

Собрание избранных сочинений С. Эйзенштейна. В 6 т. М.: Искусство, 1964.

Собрание сочинений А. Довженко. В 4 т. М.: Искусство, 1966.

Кроме того, наш архив участвовал в подготовке собрания сочинений А. Афиногенова, М. Ромма, А. Попова, серийного издания "Советский театр. Документы и материалы" (уже вышло 3 тома).

6. Закономерные случайности

- Наталья Борисовна, тут мы ждем от вас магических слов: "находка", "открытие", "отыскано впервые"... Как совершаются открытия? Знает ли исследователь заранее, что он найдет в архивохранилище или же полагается на счастливый случай?

- Шансы примерно равны. "Путеводитель по ЦГАЛИ" дает представление о фондах, но не исключаются при этом находки и открытия. Ведь даже самый опытный архивист не может знать тему лучше исследователя, который посвятил ее изучению многие годы, а то и целую жизнь. Хотя и существует подробная опись, при обработке архива может найтись неизвестное письмо или рукопись, оставшиеся по какой-то причине неаннотированными. Так делаются счастливые открытия. Выпадают они и на долю самих архивистов. Например, несколько лет назад в фонде Вяземских наш научный сотрудник А. В. Рычков обнаружил неизвестное письмо А. С. Пушкина к П. А. Вяземскому. Это, конечно, редчайшая находка. Подробно об этом рассказано в четвертом выпуске сборника "Встречи с прошлым" (1982), в статье "Новая встреча с Пушкиным". Были и другие открытия. Уместно напомнить о многолетнем поиске пушкинских материалов И. М. Ободовской и М. А. Дементьевым, которыми в фондах Института русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом), Центрального государственного архива древних актов, Центрального государственного архива литературы и искусства, других архивов сделаны замечательные открытия. Исследователи обнаружили в архиве семьи Гончаровых в ЦГАДА неизвестное большое письмо А. С. Пушкина, письма его жены Натальи Николаевны Гончаровой и ее сестер Екатерины и Александры Гончаровых. Все письма адресованы Д. Н. Гончарову, старшему брату Натальи Николаевны. Найденное пушкинское письмо - драгоценная находка сама по себе - свидетельствует о тяжелом материальном положении Пушкиных в 1833 году. Новые материалы позволили заново рассмотреть обстановку вокруг семьи А. С. Пушкина, обстоятельства, которые привели к дуэли и гибели поэта. Главная же заслуга Ирины Михайловны Ободовской и Михаила Алексеевича Дементьева в том, что им удалось документально доказать истину, в которой нисколько не сомневался поэт: его Натали - не только "чистейшей прелести чистейший образец", но и женщина, умевшая сохранить свое достоинство во всех жизненных испытаниях. Четыре книги - "Вокруг Пушкина" (1975), "После смерти Пушкина" (1980), "Пушкин в Яропольце" (1984), "Наталья Николаевна Пушкина" (1985), выпущенные издательством "Советская Россия", займут, как сказано в предисловии к одной из них членом-корреспондентом Академии наук СССР Д. Д. Благим, "заслуженное и подобающее место в нашей столь расширившейся и столь развившейся за советское время Пушкиниане".

Расскажу, - продолжает Наталья Борисовна, - забавный случай. Библиофилам и любителям поэзии, конечно, хорошо известно имя Черубины де Габриак. Под этим экзотическим псевдонимом, а придуман он был в Коктебеле, в доме поэта и художника Максимилиана Волошина, скрывалась поэтесса Е. Дмитриева (Васильева), им же она подписывала свои довольно экзотические поэтические опусы, которые печатал журнал "Аполлон". Вспомнила я Черубину вот в связи с чем. Как-то мне позвонил сотрудник Музея А. С. Пушкина в Москве Н. Г. Охотин. Он увидел, как с чердака старого дома в Гороховском переулке мальчишки выбросили несколько записных книжек. Заинтересовавшись, он их подобрал. Раскрыл и с удивлением обнаружил, что владелец этих книжек - поэт и библиограф Е. Я. Архиппов (1882-1950). В его архиве, сданном вдовой в ЦГАЛИ в 1959 году, были письма К. Д. Бальмонта, А. А. Блока, В. Я. Брюсова... Сотрудники нашего музея Евгения Николаевна Воробьева и Клара Николаевна Суворова тотчас поспешили к месту находки. На чердаке в груде мусора им удалось разыскать часть архива Архиппова, в том числе его статью о В. Э. Мейерхольде, письма Э. Ф. Голлербаха, Э. Л. Радлова, П. Н. Лукницкого и других известных деятелей литературы и искусства. Подобрали они и редкие книги - "Лимонарь" А. М. Ремизова, автобиографический сборник стихотворений Черубины де Габриак "Домик под грушевым деревом", ее письма... Вот какие находки случаются и в наши дни!..

Сравнительно недавно научный сотрудник Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина Ю. А. Лабынцев, занимающийся исследованием старопечатной русской книги, обнаружил фрагмент редчайшего издания - "Азбуки" Ивана Федорова, отпечатанной первопечатником в Остроге в 1578 году. О своем открытии исследователь рассказал на страницах "Книжного обозрения".

Вот еще одна, уж совершенно фантастическая история, которая связана с именем Максимилиана Волошина. Несколько лет назад, работая над "Путеводителем по ЦГАЛИ", мы решили, как обычно, уточнить даты жизни некоторых деятелей, чьи архивы поступили к нам. Наш сотрудник - а это был Вячеслав Петрович Нечаев, ныне возглавляющий библиотеку ВТО, - отправился на Новодевичье кладбище, чтобы познакомиться с текстами надгробных надписей. К нему подошла какая-то старушка. Заметив его непраздный интерес к старым могилам, она решила с ним заговорить. Между прочим, сообщила: в их коммунальной квартире умерла старая женщина, после нее остались какие-то рисунки, никому теперь ненужные. Не смог ли бы он заглянуть к ним? В. П. Нечаев спросил адрес и вскоре отправился на квартиру.

Долго он не мог прийти в себя от изумления: перед ним оказались акварели Максимилиана Волошина с дарственными надписями той, которой уже не было в живых, - ее связывала с Волошиным давняя дружба. Все эти тридцать работ теперь хранятся в фондах ЦГАЛИ.

В нашем деле, как видите, случаются удивительные вещи! Между прочим, во время поездок в Париж в 1968 и 1969 годах в доме для престарелых я познакомилась с известной в прошлом русской драматической актрисой Еленой Николаевной Рощиной-Инсаровой, родной сестрой В. Н. Пашенной. Приняла она нас не сразу. Через переводчицу передала: "Я должна подготовиться к встрече". Она была уже в очень преклонном возрасте. Тем не менее живо интересовалась московскими новостями: расспрашивала, какие идут спектакли, кто в них играет и т. д. Вскоре Елены Николаевны не стало... И как же глубоко тронуло нас, когда узнали: самое дорогое из того, что у нее было - фотографии, - она завещала передать в ЦГАЛИ СССР...

Путешествие по фондам ЦГАЛИ СССР подошло к концу. Благодарю Наталью Борисовну Волкову за интересный рассказ и прошу позволения воспроизвести в будущем на страницах "Альманаха библиофила" кое-что из запасников архива - хранилища реликвий.

Начал я с высказывания Александра Сергеевича Пушкина о пользе сохранения рукописей, а закончу строками "Воспоминания" Василия Андреевича Жуковского:

 О милых спутниках, которые наш свет 
 Своим сопутствием для нас животворили, 
 Не говори с тоской: их НЕТ; 
 Но с благодарностию: БЫЛИ.

С этим светлым чувством грусти мы и покинем дом на Ленинградском шоссе.

 Сергей Городецкий 
  АКРОСТИХ 
 Книга-Ярь людского века. 
 Нищих солнце. Все, что есть - 
 И в простор земная весть! 
 Гордость богу человека, 
 А предвечной теми - месть.
 Константин Бальмонт 
 ПУШКИН 
 Красива радость юного Петра, 
 Узнавшего, что значит ялик ходкий. 
 Луна, поплыв утонченною лодкой, 
 
 Являет в синем праздник серебра. 
 Красивы два котенка, их игра, 
 Прыжок тигриный, звук зловеще-кроткий. 
 Красив пред утром всклик свирели четкий, 

 Поющий, что проснуться всем пора. 
 Красивый меж красивых тот избранник, 
 Что первый вышел к травам в ранний час, 
 Чтоб встретить Солнце, солнцем грея нас. 

 Он шел вдоль рек, завороженный странник, 
 И вдунул мир такой в него рассказ, 
 Что им сто лет граним мы свой алмаз.
предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://redkayakniga.ru/ 'Редкая книга'

Рейтинг@Mail.ru